На главную » Все статьи » ЛЮБИМАЯ РЕЧКА

ЛЮБИМАЯ РЕЧКА

тихая речкаТАМ, ГДЕ ЛЕШИЙ СКАЗКУ СТОРОЖИТ
В бобровом царстве

Я люблю свою Речку… Как пятнадцатилетний мальчишка, влюбленный в соседскую девчонку, но не смеющий ей в этом признаться… У каждого рыболова, наверное, тоже где-то есть своя Речка — у всех они разные, но все эти водоемы роднит одно: без них трудно, почти невозможно жить. Попав единожды на такую Речку, ты в тот же миг влюбляешься и потом всё время ждёшь свидания, сердце крылатой птицей рвется к ней. Ведет себя предмет твоей любви как своенравная красавица — захочет, одарит запоминающимся надолго клевом, а может и закапризничать — и тогда тебе обеспечены пролетные рыбалки. Но ты любишь её, а потому прощаешь капризы и с легкостью забываешь обиды. Ты всегда с нетерпением ждешь следующего свидания!..

Я встретил свою Речку довольно поздно, всего пару лет назад, но даже за столь малый срок успел прикипеть к ней всем сердцем. В самый первый приезд Речка сделала всё, чтобы сразу приворожить меня, привязать к себе — одарила богатым уловом и очаровала своей нетронутой природой. Я ехал домой окрыленный удачей и полный впечатлений, душа моя пела! Я был словно безусый пацан, возвращающийся со свидания, когда девочка несмело позволила в первый раз поцеловать себя…

Эмоции били через край, а Речка тихонько посмеивалась за моей спиной — она знала, что сегодня заполучила верного кавалера, который будет любить ее и при первой возможности наведываться в гости. Так и случилось — с некоторых пор я осознал, что уже просто не могу жить без моей чистой и тихой маленькой Речки — и постоянно вырывался на короткие свидания за тридевять земель, чтобы хоть ненадолго побыть наедине ней…

Я берег ее, как зеницу ока, не рассказывая никому, кроме самых проверенных друзей, где она находится, чтобы грубые люди, не дай Бог, не нарушили ее покой и не надругались над ней с помощью браконьерской снасти. Нигде не упоминал я ее названия, потому как желающих добраться до нетронутых рыболовным нашествием мест в нашем многомиллионном городе много… Если молва широко разойдётся, то маленькой Речке несдобровать — выбьют в ней всё живое, загадят девственно-чистые берега. Пока мне удается держать ее имя в тайне — и это хорошо, потому что такие маленькие речушки слишком нежны и хрупки. Нарушить экосистему небольшого водоема очень легко — и тогда Речка умрет. Я берегу свою Речку, как могу — не только не рассказываю никому, где она течёт, но и сам практически никогда не забираю пойманную в Речке рыбу. Она мала и беззащитна — пара опытных спиннингистов за сезон-другой в состоянии основательно выбить популяцию тамошней щуки.

тихая речкаВ этом сезоне так получилось, что все наши с моим напарником Денисом поездки на Речку, в плане результата, были довольно посредственны, только раз, уже перед самым отъездом, под проливным дождем удалось вдоволь половить некрупную и среднюю щуку. Зато на нескольких рыбалках мы, что называется, почти вчистую, пролетели — только пара незачетных мелких щучек, из тех, что бросаются на все подряд, стали нашей добычей. Немногочисленные местные рыболовы тоже жаловались на необычайно неудачный год: рыба из рук вон плохо ловилась и на удочку, и спиннинг, и в вентеря, которые ставил на мелководных «трубах» один местный дедушка, тоже не шла. Раньше в немудреную ловушку часто попадались то линь, то щучка, а теперь в них набивались целыми компаниями только болотные черепахи…

Можно было грешить и на аномально низкий в этом году уровень воды, и на мерзавцев-«электриков», которые иногда били по ночам рыбу (их мы все равно рано или поздно накажем), однако, скорее всего, причина не в этом. Чтобы попасть однажды на очень хорошую рыбалку, нужно чаще выезжать на обычные. Теория вероятности — наука строгая, хотя и оперирует со случайными величинами. Если бывать на рыбалке не чаще раза в неделю, то очень высока вероятность того, что ты раз за разом будешь попадать на невысокую (или вообще нулевую) активность хищника. И когда идёт такая череда неудач, ты поневоле начинаешь разочаровываться в водоеме… Но это неправильно — просто случай распорядился так, что твои выезды приходились на не лучшее для рыбалки время.

Неудачные рыбалки не добавляли оптимизма, но я не особо из-за этого расстраивался. Приятно было насладиться тишиной вдали от шумного, грязного города… Никуда не торопясь, поплавать на лодке вдоль стен высоченного тростника, заменяющих Речке берега. Надо сказать, что за прошедшее с момента нашего первого знакомства с Речкой время, мы с Денисом довольно основательно изучили акваторию на пару-тройку километров вверх и вниз по течению; нельзя сказать, что рыбалка там нам приелась, но разведать какие-то новые места желание было. Мы основательно изучали Гугл-карты местности, но по ним можно составить только поверхностное впечатление, полное могли дать только разведывательные поездки, на которые тоже нужно было потратить немало времени. Но с августа у нас обоих прибавилось работы, свободного времени стало очень мало, порой наши выходные дни не совпадали — короче говоря, на Речку мы временно ездить перестали. Только раз получилось вырваться туда в сентябре, однако, нас снова ждало разочарование — щука в который раз пребывала в состоянии прострации. По несколько некрупных щучек в тот раз мы все же поймали, но это явно не то, за чем стоит ехать в такую даль: природа природой, но хотелось хоть иногда и с достойного размера щукой побороться.

И снова разлука с Речкой… Я ездил рыбачить то на Киевское море, то на какие-то озера, но Речка все никак не шла у меня из головы — хотелось посетить ее. Чем черт не шутит, может она все-таки подарит нам в конце неудачного сезона хоть одну счастливую рыбалку? И тут вмешался его величество случай — я заочно на одном из рыболовных форумов познакомился со спиннингистом примерно моего возраста, Геной, который предложил совместные рыбалки. Транспорт у него есть — большой вместительный джип, куда без проблем помещаются две надувные лодки. И что самое главное, он был готов к дальним, на расстояние до 300 км, поездкам на разведку новых мест. К тому же, график работы у Гены свободный — это тоже было мне на руку, так как один выходной у меня был фиксированный, в воскресенье, а второй «плавающий» — теперь я мог поехать на рыбалку и среди недели.

лесная речкаВскоре Гена заехал ко мне на работу, мы смогли познакомиться и пообщаться вживую. Поговорили о рыбацких делах, о том, о сем — я сразу почувствовал, что Гена наш человек — не хапуга, а настоящий рыболов, берегущий природу. Поэтому в разговоре я упомянул свою Речку, но координаты конкретизировать не стал — так, просто коснулся вскользь. Поговорили, договорились о совместных поездках на рыбалку и попрощались. А через пару дней Гена опять навестил меня на работе и буквально ошеломил известием, что накануне рыбачил на той самой Речке, причем, довольно успешно. Вот это да! Человек не поленился ехать, что называется, наобум, за несколько сотен километров, руководствуясь только косвенными и незначительными упоминаниями о Речке, которые можно с трудом найти в Интеренете. Это мне определенно нравилось, я ведь и сам всегда был авантюристом (в хорошем смысле этого слова).

Окончательно добили меня его фотографии с той рыбалки: на них Речка была совсем не такой, какой я ее знал и привык видеть — она предстала передо мной совершенно в другой ипостаси. Если в месте моих постоянных рыбалок, которые были ниже по течению, она текла по равнине в обрамлении зарослей высоченного тростника, то здесь она протекала по лесу и, что меня особо удивило, везде виднелись лежавшие в воде деревья — идеальное укрытие для щуки. Вот это да! Я моментально потерял покой — хотелось сразу же мчаться в то волшебное место и ловить щуку возле завалов и коряг. Слава Богу, через пару дней у меня был выходной, и мы договорились ехать рыбачить в те места.

Надо ли говорить, что пару рабочих дней перед рыбалкой я провел как на иголках: коробка с воблерами была давно укомплектована, лодка подготовлена, спиннинг с мультом ждал своего часа — словом, готовность номер один. Зарядил с вечера свой верный фотоаппарат, который всегда сопровождает меня на всех рыбалках — дело теперь было за малым: оставалось дождаться утра следующего дня, когда Гена обещал заехать за мной.
Как и договаривались, Гена заехал в половине пятого утра, когда я был уже наготове и, одевшись, выходил на улицу. Погрузили мою лодку и остальное барахлишко в багажник его машины и отправились в неблизкий путь. Ночные дороги были пустынны, когда выехали за город, на шоссе, Гена постоянно держал хорошую скорость — путь неблизкий, хотелось побыстрее добраться до места.

Сначала немного поговорили, строя планы на предстоящую рыбалку, потом я минут сорок подремал, пригревшись в тепле… Почти через два часа мы были у цели нашего путешествия — небольшого села на берегу Речки. Выгрузили мои пожитки: мы с Геной договорились, что я выхожу на воду здесь и иду вниз по течению, а он поедет в село километров на пять ниже, сбросит лодку на воду там и пойдет мне навстречу. По его расчетам, мы должны встретиться где-то на середине пути и потом уже вместе плыть к машине. Рыбалка обещала быть очень интересной, но вскоре оказалось, что все не так радужно, как изначально планировалось — временами мне даже пришлось проклинать все на свете, намучившись почти до изнеможения.

Я быстро отрепетированными до автоматизма движениями накачал лодку, сложил в неё свой немудреный рыбацкий скарб, попрощался с Геной и отчалил от берега. В этом месте глубина Речки была небольшой, так как от места моего спуска на воду метров на пятьсот вниз по течению тянулся мелководный участок с быстрым течением. Струя была довольно сильная, и я, только немного подруливая веслами, быстро достиг более широкого и полноводного участка — здесь течение замедлялось до еле заметного. Левый берег зарос деревьями, зато правый был безлесый, и только в нескольких сотнях метров от береговой линии виднелись заросли березы и сосны, нехарактерные для здешних мест. На эту рыбалку я взял только минноу TsuYoki, на которые давно и плотно «присел»: модельный ряд приманок у фирмы огромный, качество хорошее, ловят достойно, не хуже «японцев», стоят недорого — что еще нужно спиннингисту для полного счастья?

Пристегиваю к поводку своего давнего любимчика, с которого, в общем-то, моё знакомство с TsuYoki и началось когда-тo — Hard 130 SP. Второй заброс под урез осоки, пару твичей, воблер широко разворачивается, активно покачивая боками — и его тут же атакует небольшой, но очень злой щуренок. Так, жизнь в Речке есть — и это не может не радовать! Тем более, в непосредственной близости от села… Отпускаю малыша восвояси. Еле заметное течение тихо несет лодку вдоль берега, и между забросами мне остается только немного корректировать курс то одним, то другим веслом. Постепенно русло расширяется, берега становятся крутыми и довольно высокими, кое-где появляются лежащие в воде поваленные деревья, своими густыми кронами уходящие в глубину. Видимо, весной, по высокой воде, корни стоящих на обрывистом берегу деревьев постепенно подмывало сильным в ту пору течением, и они одно за другим падали в реку. А густые переплетения ветвей, уходящие в глубину — прекрасное укрытие как для мирной, так и для хищной рыбы — место явно было чрезвычайно перспективное. Внесли свою лепту в этот лесоповал и бобры, очевидно, жившие тут в больших количествах. Из-за низкого уровня воды в Речке на крутых берегах обнажились их норы, обычно скрытые под водой, зиявшие таинственными провалами то тут, то там.

Глубина здесь была порядка 2,5-3 м — как раз то, что нужно для комфортной ловли на крупные минноу. Полный самых радужных надежд, начинаю облавливать пространство возле лежащих в воде деревьев, но щука не спешит проявлять себя поклевками. Я ухожу с ловлей все ниже и ниже по течению, но пока результата нет. Созваниваюсь с Геной: он уже тоже на воде и даже поймал пару щучек до кило весом каждая — это внушает надежду… Продолжаю идти вниз… В том месте, где русло делает крутой поворот, обнаруживаю довольно большую по площади шестиметровую яму — облавливаю ее разными приманками, но результат все тот же — ноль.

Не задерживаясь на одном месте подолгу, продолжаю плыть вниз; моя главная цель сегодня — это разведка новых мест, ну и, естественно, сама рыбалка. За поворотом Речка значительно сужается, а количество бобровых нор и поваленных деревьев увеличивается — прямо настоящее бобровое царство, где человек явно лишний. Ловлю сплавом, не якорясь — течение еле заметно несет мою лодку вниз, и я имею достаточно времени для того, чтобы обловить понравившуюся мне корягу или затопленное дерево. В самых же перспективных, на мой взгляд, местах я бросал якорь и несколькими короткими забросами облавливал точку. Однако, старался подолгу нигде не задерживаться, так как надо было идти дальше. В одном месте ловлю на Mover 128 SP щучку граммов восемьсот весом: она взяла на паузе, повиснув на тройниках воблера без удара: фотографирую добычу и выпускаю расти дальше.

тихая речкаА берега, по мере сплава, становятся всё более дикие и мрачные: лес подступает вплотную с обеих сторон, много поваленных и перевитых какими-то лианами деревьев, в кручах бобровые норы, кое-где можно видеть накатанные их телами крутые спуски к воде. Такие бобровые «американские горки» я видел на Речке и раньше, ниже по течению — бобры с разбега съезжали по ним в воду и плюхались с чудовищным шумом, заставляя меня иногда просыпаться ночью в палатке.

лесная речкаМиновав пару нешироких ответвлений от русла, которые, как я видел по спутниковым картам, были тупиковыми, я вдруг с недоумением упираюсь в толстенное дерево, перегораживающее Речку в ее самом узком месте. Его ствол, толщиной не менее двух обхватов, давно порос мхом. Стало ясно, что придется как-то перетаскивать лодку вместе со всем скарбом через это неожиданное препятствие. Соблюдая все предосторожности, аккуратно вылез на замшелый ствол, вытащил лодку, перетащил ее через дерево и спустил на воду — форсирование преграды далось мне довольно легко. Я тогда ещё не представлял себе, какие испытания ожидают меня впереди! Но об этом чуть позже…

Я плыл все дальше вниз по течению. Русло еще более сузилось, а правый берег стал очень крутым и высоким — деревья на нем местами еще держались, судорожно цепляясь корнями за грунт, а местами уже наполовину висели в воздухе, грозя вот-вот обрушиться. Характер Речки тоже изменился: если выше по течению преобладали участки с более-менее однородной глубиной, то здесь, как и ниже по течению, длинные мелководные «трубы» чередовались с ямками разной площади и глубины. Выплываю за поворот, и тут меня ждёт неприятный сюрприз — сужение русла полностью перегораживает самый настоящий завал из нескольких толстых деревьев — придется опять таскать лодку через препятствие. Мысль о том, чтобы повернуть назад, даже не посетила меня — я понадеялся, что Гена точно знал, что Речка проходима, и за этими завалами начнется чистый участок, который можно будет спокойно пройти.

Делать нечего — и не такое видали! Выбираюсь из лодки на толстенный ствол лежащего поперек русла дерева и осматриваюсь. И тут мне немного нехорошо стало от увиденного — вниз по течению, насколько хватало взгляда, в воде лежали поваленные деревья, а между ними виднелись лишь узкие проходы, и ещё неизвестно, какая в этих проходах глубина, и сможет ли пройти там моя лодка? Что делать?.. И поворачивать назад не хочется, и вперед идти проблематично. Я решил выйти на берег, пройтись и посмотреть — где кончаются завалы. Сказано — сделано.

Причаливаю к берегу и поднимаюсь по сколькой глине, укрытой опавшими листьями, а по берегу такие джунгли, что через них и без поклажи не везде продерёшься. А я еще думал сделать «ход конем» — обнести лодку по берегу, чтобы не преодолевать нагромождение упавших стволов по воде…
Чтобы просто пройти берегом налегке метров сто пятьдесят — оценить ситуацию и спланировать свои дальнейшие действия — нужно было пробираться через густые кусты, перелазить через поваленные деревья, обходить совершенно непроходимые заросли…
В одном месте наткнулся на «гламурную» бобровую хатку — метра два с половиной высотой и, что интересно, полностью увита каким-то вьющимся растением… Стало ясно, что обнести лодку берегом невозможно. Проще будет пробиваться как-то через завалы по воде.

лесная речкаВозвращаюсь по берегу к лодке, таща на ботинках по килограмму липкой глины… И началось сплошное мучение: местами лодка проходит нормально, а иногда садится днищем на лежащую неглубоко в воде толстую ветку или ствол дерева, и тогда приходится буквально проталкивать ее вперед, вставая и перенося центр тяжести на нос, стараясь не вывалиться при этом за борт. Вскоре пришлось расстегнуть куртку и снять с шеи BAF — с меня уже в буквальном смысле слова пар валил, настолько тяжело было пробираться через сплошные завалы. Я только молил Бога, чтобы ненароком не пропороть лодку о какую-нибудь острую толстую ветку — тогда точно конец, придется идти назад по берегу с вещами. Да еще с Геной не было связи — его телефон был вне зоны, на Речке много мест, где нет сигнала от ближайшей вышки.

Ниспосланное мне непонятно за какую провинность испытание продолжалось долго — время я не засекал, но продвигался через завалы медленно — это я помню точно. И когда, наконец, впереди забрезжил конец моих мучений в виде открытой воды, я вздохнул с нескрываемым облегчением — мне просто не верилось, что эта мука все же закончилась. Наконец-то вырвался на оперативный простор — поплыву дальше беспрепятственно! Но, как говорится, блажен кто верует… Или образнее про это же самое говорит украинская пословица — дурень думкою багатiє. Но надежда умирает последней.

Решаю заякориться на свале в яму, где течение прижимало ко дну остатки пожухлой лентовидной травы, а слева и справа у берега лежали в воде два здоровенных дерева с раскидистыми кронами, которые находились большей частью под водой. Надо было отдышаться после трудов праведных, поэтому я не спеша выпил горячего кофе, пару минут посидел, медитируя и собираясь с мыслями, и лишь затем приступил к облову ямы. На первый взгляд, место было очень перспективным: тут русло делало крутой, на девяносто градусов, поворот; под отвесным высоким берегом течение вымыло обширную глубокую яму. По правому ее краю как раз шла струя, затем, упершись в берег, все так же по правому берегу уходила дальше, а слева и справа, возле поваленных деревьев, вода была стоячей — идеальное место для щучьих засад. Я тщательно обловил оба дерева с разных точек, меняя приманки и проводки, но щука была не настроена атаковать мои воблеры, поэтому я, недолго думая, решил плыть дальше. Время было дорого — день в предзимнюю пору короток и скоротечен, темнеет мгновенно, а мне еще предстояло, как я свято надеялся, сплавляться до места встречи с Геной.
Становлюсь в затишке под отвесным песчаным берегом, продырявленном во многих местах гнездами стрижей, и облавливаю выход из ямы, на котором под струями течения колышутся водоросли. Соблазнилась щучка на полкило. И эта поймалась на Mover 128 SP, атаковав его на пятисекундной паузе. Выпускаю малолетку на свободу и плыву дальше…

тихая речкаВпереди, после небольшого мелководного участка, лежит небольшая закоряженая ямка с приличной глубиной — в прозрачной воде отчетливо видно, как поваленное дерево уходит в воду, скрываясь в темной глубине. Ширина русла здесь всего ничего — метров пятнадцать, я останавливаю лодку на тихом месте под левым берегом возле коряги и делаю прицельный заброс к мертвому дереву у противоположного берега, стоящему на свале в глубину. Воблер приводняется, я выдерживаю секундную паузу, выполняю первый твич — и в тот же миг на крючки садится щука, которая сразу начинает так яростно сопротивляться, что воспоминания об этом останутся у меня очень надолго.

Сразу после поклевки она выходит на поверхность, становится на хвост и начинает бешено биться, продвигаясь по поверхности к лодке — такого отчаянного сопротивления щуки я раньше никогда не видел. Мало того, она в процессе этого неистового танца накручивает себе на морду несколько витков шнура, — мне еще очень повезло, что шнур при этом не попал щуке на зуб, иначе бы только я ее и видел. После нескольких попыток беру полуторакилограммовую красотку за холку и приступаю к фотосессии, снимая рыбину с разных ракурсов: своим отчаянным сопротивлением она точно заслужила свободу, и я с чистой душой выпускаю ее. Рыба мне сегодня особо не нужна, я ловлю спокойно и расслабленно, не переживая по поводу возможных сходов…

тихая речкаНастроение сразу поднялось — еще бы, такая приятная поимка, со взрывной поклевкой и бешеным сопротивлением, надолго запомнится! Потихоньку плыву дальше вниз по течению, на ходу облавливая приглянувшиеся точки. На коротком прогоне с двухметровой глубиной одну за другой ловлю двух щучек — обе с полкило весом. Становится веселее — или рыба стала активнее, или я просто вышел на такое место…
Мелководная «труба» заканчивается, как это часто бывает на этой речке, небольшой ямкой вытянутой формы — тут глубина явно не менее 2,5-3 м, а свалы в глубину очень крутые и начинаются буквально в полуметре от уреза воды. Эту точку нужно обязательно обловить тщательнее — тут все прямо пахнет щучьей засадой.

Течение еле заметно несет мою лодку мимо крутого высокого берега, я делаю короткие прицельные забросы под самый урез воды, кладя воблер впритык к берегу. Один заброс — пусто, второй — тоже вхолостую… Уже хотел бросить тут якорь, чтобы меня не снесло дальше, но для этого нужно вытащить приманку из воды… Делаю последний твич — и в этот момент щука резко дергает вниз, садясь на тройники, и сразу же тугими жимами давит в глубину. Я делаю несколько попыток сходу сломить сопротивление рыбы, но она оказалась очень сильной, каждый раз, не показываясь мне, вновь возле самой лодки уходила в глубину. Мой любимец — мощный (и, в то же время, деликатный) Sportex Absolut прекрасно гасил все рывки щуки, не давая ей сойти.

Секунд десять продолжалось такое перетягивание каната, затем я, изловчившись, подхватил щуку за холку и перекинул в лодку. И опять сработал Mover 128 SP от TsuYoki — как мы с товарищами смеемся, его пора уже запрещать к использованию как браконьерское орудие, настолько он уловист.
Щука была крупной для Речки — максимально мы с Денисом ловили тут хищниц на три кило весом, но я нисколько не сомневаюсь, что в ямах и завалах таятся и более крупные хищницы: местный житель рассказывал о 7-килограммовой щуке, забитой острогой во время нереста. Привычно делаю фотосессию с трофеем и опускаю рыбу в воду — та, изогнувшись мускулистым телом, моментально вырывается из руки, окатив меня на прощание ледяными брызгами осенней воды. Да, запоминающаяся пока что получается рыбалка — новое место очаровало меня своим безлюдьем, дикой красотой и хорошим клевом местных щук…

Однако, романтика — романтикой, но и о прозе жизни забывать нельзя: нужно плыть дальше, навстречу Гене. На повороте реки в узком месте я еле проталкиваю лодку сквозь небольшой завал из нескольких деревьев. Сразу за завалом замечаю небольшую, но глубокую ямку — течение, как обычно, идет по одному ее краю, а на другом кружит еле заметная обратка — отличное место для щучьей засады. Аккуратно кладу воблер к выходу из ямы на противоположном ее крае и начинаю неспешными твичами вести его к себе… И как раз посередине пути по приманке бьет хорошая щука — я, растерявшись, не успеваю подсечь, а на поверхности воды образуется мощный бурун от разворота хищницы под водой. Пытаюсь доловить, но она, видимо наколовшись, затаилась в глубине. Я оставляю бесплодные попытки и плыву дальше — время дорого, особо рассиживаться некогда.

Не останавливаясь, преодолеваю короткий мелководный участок и торможу лодку возле входа в довольно большую по площади круглую ямку, которая представляет собой как бы небольшое озерцо. Однако, умышленно не якорюсь — течение тихонько несет меня вниз. Я делаю прицельный заброс к стоящему в воде сухому мертвому дереву, возле которого лежит еще одно, уходя своей кроной в воду. Все тот же боевой Mover 128 SP приводняется возле самого уреза воды, но тут случается небольшая неприятность, к счастью, вполне поправимая — шнур ложится на одну из веток дерева, низко нависающую над водой. Вот досада — подпортил такой точный заброс.

Я пытаюсь сдернуть шнур с ветки — делаю рывок, следом второй — и тут воблер неожиданно хватает приличная щука! Своим весом она мгновенно сдергивает с ветки шнур и начинает выдавать под водой кульбиты, пытаясь вырваться на свободу, но тройники крепко держат добычу. Немного побрыкавшись и походив у борта лодки взад-вперед, щука немного успокаивается и дает взять себя за холку — в ней явно под два килограмма… Делаю несколько фото на память и отпускаю рыбину — не веря своему счастью, та изгибается всем телом и, вильнув хвостом, мгновенно скрывается в глубине, оставив на воде бурун.

Вытираю полотенцем руки, осматриваюсь… Пока я возился со щукой, течение понемногу отнесло меня почти на центр ямы — подруливаю веслами немного к левому берегу, где глубокое место плавно переходит в отмель и виднеются остатки зарослей кувшинки. Струя с мелководья проходит в моем направлении, но немного левее, а прямо возле лодки течения нет — тут можно попытаться поймать щуку, место очень заманчивое — идеально подходит для засады. Бросаю воблер метров на двадцать, он приводняется точно на свале в глубину. Начинаю вести его одиночными твичами с небольшими паузами — и на втором метре проводки опять щучья поклевка. Рыба на этот раз попалась явно поменьше предыдущей, но все равно неплохая, за килограмм весом точно. После короткой борьбы и обязательной фотосессии с удовольствием отпускаю щуку на волю — плыви!

Честно говоря, такая свистопляска со щучьим клевом мне начинает порядком надоедать — если поклёвок так много, то это тоже приедается — слишком частые и легкие поимки щуки быстро набивают оскомину — во всяком случае, мне.
Думаю, куда плыть дальше? Течение уходит в узкий проход между правым берегом и небольшим островком: весенние половодья подмыли могучую корневую систему двух растущих рядом огромных деревьев, и они наклонились градусов под сорок пять, готовые вот-вот рухнуть в воду, перегородив яму. А влево идет еще одно ответвление Речки и, изгибаясь, скрывается за поворотом: немного поколебавшись, принимаю решение все же следовать за течением. Однако, узкий проход перегорожен принесенными весенним паводком стволами деревьев, и лишь с левой стороны имеется неширокий просвет, но и там толстая ветка одного из деревьев покоится под самой поверхностью воды. Намучившись, с трудом проталкиваю тут лодку.

Меня уже порядком утомил этот заплыв с препятствиями, и непонятно, что меня ещё ждёт впереди? Уже ясно, что Гена точно не знал про то, сколько здесь завалов, иначе бы не говорил с непоколебимой уверенностью о встрече на середине пути. Но делать нечего, плыву дальше вниз — тут русло сужается, становится мелко, лишь попадаются приямки по 1,5-2 м глубиной, населённые мелкой, дурной щучкой, которая бросается на все, что движется в зоне ее внимания. Меня уже порядком измотала борьба с лежащими в воде деревьями, и тут я с ужасом замечаю метрах в ста впереди еще один завал, судя по всему, совершенно непреодолимый. Что тут делать? Подумав минутку, я решил, что не стоит продолжать путь вниз по течению — уже понятно, что этим завалам не будет конца еще очень долго. А темнота наступит скоро… Чтобы не ползать по бревнам в кромешной тьме, надо, не мешкая, возвращаться назад, к отправной точке моего путешествия — путь хоть уже знакомый.

С чувством полной обреченности я представил себе, что все завалы, которые я с таким трудом миновал, придется преодолевать снова, да при этом еще идти против течения!.. Эх, сразу захотелось материться вголос, но кричи — не кричи, толку от этого не будет, никто за тебя грести против течения не станет и преодолевать ужасные завалы тоже. Значит, остаётся взять себя в руки и налечь на вёсла… Я решил уже не отвлекаться на ловлю, и так половил сегодня отлично. Хотя, можно было еще ловить и ловить… Собрал и зачехлил спиннинг, и в хорошем темпе погреб вверх по течению — сама гребля меня не пугала, но вот завалы… Однако, не оставаться же ночевать в лесу?! По левому берегу простиралось бескрайнее море высоченного тростника, а на правом, как я мог убедиться, были непролазные джунгли. Перспектива ночевать в таком месте без возможности хотя бы развести костер не сильно улыбалась, к тому же, завтра утром мне нужно быть на работе…

Предпоследний, самый мощный и длинный завал я преодолевал не менее получаса — с меня градом катился пот от физической нагрузки, брюки теплого костюма снизу были сплошь измазаны в глине, которую я занес с берега в лодку. Но все, даже самое плохое, когда-нибудь заканчивается — преодолев последний завал, я наконец-то выбираюсь на чистую воду — теперь до самого села можно плыть беспрепятственно. И я погреб что было сил, так как уже начинало смеркаться, темнота наступит, не успеешь и оглянуться. Тут появилась связь с Геной — он позвонил узнать, как у меня дела: я попросил его забрать меня там, где оставил утром, и с удвоенным рвением погреб.

Но уже на исходе этого нелегкого дня ждало еще одно испытание — перекат с полуметровой глубиной перед самым местом моего выхода на воду. Тут русло сильно сужалось, следовательно, течение усиливалось — в некоторых местах вода аж бурлила, а глубина на всем протяжении переката была примерно полметра. Пару раз течение почти останавливало меня, разворачивая лодку боком к потоку, но все же я выгреб — десятилетия рыбалок на весельных лодках — хорошая школа. Вышел на берег, перевел дух, налил себе кофе — а тут как раз и стемнело, складывал лодку уже в темноте, при свете фонарика. Вскоре и Гена подъехал. Общими усилиями погрузили мои пожитки в машину и двинулись в обратный путь. Пока ехали, делились впечатлениями от сегодняшней рыбалки и сразу же строили планы на будущие поездки в это место. Гена тоже поймал несколько щук, но они были чуток поменьше моих.

лесная речкаНо не это главное — важны эмоции и хорошее настроение, которое в который раз подарила Речка, а как раз их-то и было в избытке. Снова Речка поманила, игриво плеснув студеной водичкой и показав себя с новой, незнакомой, стороны — на этот раз она удивила глухими живописными местами и буйными щуками, загнав мне в сердце еще одну сладкую занозу… Теперь в очередной раз прощай, покой, — отныне все мои мысли будут там, среди завалов, куда не подумает забраться ни один здравомыслящий человек, а потому природа первозданна и нетронута… И будут стоять перед глазами крутые берега на поворотах Речки и кроны лежащих в воде деревьев, уходящие в таинственную глубину, где таятся большущие щуки… А пока машина несла нас домой, в город — туда, где проходит наша жизнь между рыбалками…

Подпишись на новости