На главную » Все статьи » ПРИМЕТЫ, ПРИМЕТЫ… А Я НЕ ВЕРЮ (РЫБОЛОВНЫЕ ПРИМЕТЫ)

ПРИМЕТЫ, ПРИМЕТЫ… А Я НЕ ВЕРЮ (РЫБОЛОВНЫЕ ПРИМЕТЫ)

В 3.20 проснулся с мыслью: не зазвонил будильник в телефоне — проспал! На часы — фуууух…, еще рано. Как всегда перед поездкой на рыбалку просыпаюсь раньше будильника и жду, когда он зазвонит. Есть лишних десять минут. Время тянется. Иду умываться и беру телефон с собой. Бриться перед рыбалкой — плохая примета. Напрягаю силу воли, омываю ноги ледяной водой из-под крана — где-то вычитал, что так не будут мерзнуть на рыбалке. Засовываю голову под напор все той же ледяной воды — сонливость как рукой снимает. Зазвонил будильник в телефоне.

- Аа… проснулся, а я уже столько дел переделал…
Теперь у меня в запасе целых десять минут. Они мне сегодня пригодятся. Градусник показывает, что на улице минус двадцать пять, и в свете фонаря видно, как шатаются свисающие ветви березы — ветерок. Трудновато будет запустить дизельный движок автомобиля. Но ничего, я все предусмотрел — занес с вечера и поставил поближе к батарее канистру с соляркой. Бак почти пустой, залью тепленькой — должно схватить.

- Так, мотыль и прикормка в холодильнике, как-бы не забыть, возьму перед самым выходом.
Просыпается жена, выходит в коридор. Сколько раз ей говорил, чтобы не вставала меня провожать на рыбалку — плохая примета.
- Подожди, я заверну вяленой рыбы. Передашь через сторожа на стоянке для Ольги (подруга моей жены), я ей давно обещала.
И сунула в карман сверток, не принимая во внимание мои возражения.
- Так, все. Я пошел к машине, а ты иди спать!

Что за логика у этих женщин? Четыре часа утра, а она передает рыбу подруге. Сколько раз просил — не выходи, когда я собираюсь, а то что-нибудь да забуду.
Выхожу из лифта задом — так удобнее тащить санки, канистру, ящик, ледобур. Поворачиваюсь — бац! Стоит женщина, ждет, когда я освобожу лифт. Тьфу ты! Встретил первого человека, а он оказался женщиной — плохая примета!
- Что, на рыбалочку?

Ехидно прозвучал голос с запахом спиртного.
Что-то буркнув в ответ, я быстро зашагал к стоянке. От хлебного киоска через дорогу передо мной юркнула кошка. В темноте она показалась черного цвета — плохая примета. Сторож спал крепко. Я звонил в ворота три раза. Собаки с той стороны разрывались, а он все не открывал. Запас из десяти минут заканчивался.
- А, это ты, проходи.
Сказала голова с всклокоченными волосами.
- Что, на рыбалочку?
- Тьфу ты! Еще один…

 Машина сиротливо стояла под забором вся в инее, вся промерзшая, с темными безжизненными боковыми окнами, как амбразурами у подбитого танка.
- Здравствуй, Серебряный Мул! Сейчас будем просыпаться, — ласково сказал я.
- Смотри, что я тебе принес. Тепленькая солярочка, ты такую любишь…
Стоп, а где лейка-воронка. Тьфу ты! Забыл дома. Возвращаться плохая примета.

Сторож Володя предложил шланг. Шланг был толстый, и пока я засасывал солярку, вдоволь напился ее. Время ушло вперед, а я еще и не выезжал со стоянки, а ребята ждут в назначенном месте в назначенный час. Опаздываю сегодня. Такого еще не было, чтобы я опоздал за рыбаками. После третьей попытки двигатель затарахтел. Слава Богу! Я перекрестился. Через пять минут я летел к месту сбора, напряженно всматриваясь вперед через заиндевелое стекло. Ребята с пониманием выслушали мои оправдания насчет опоздания, и мы поехали.

- Морозец сегодня крепкий.
- И ветерок не слабый. Будет ли сегодня клев?
- Ничего, главное найти то место и укрепить палатки, а там посмотрим…
За разговорами не заметили, как стали подъезжать к дамбе. Впереди вереницей в несколько машин ехали другие рыбаки. Перед дамбой все начали притормаживать, и расстояние между машинами сократилось.
- Игорь, ты помнишь то место, где мы удачно ловили подлещика в прошлом году?
- Да, пошли за мной.

Перед нами открылись просторы водохранилища. Одна вереница рыбаков двинулась влево, другая прямо, а мы вправо. Но все шли к противоположному берегу, а это где-то около двух километров. Чем дальше в лес, тем больше дров. Но почему к противоположному берегу? Ведь можно было и возле этого берега остановиться. Можно на середине в крайнем случае. Нет… Надо только к противоположному — вся рыба там.

- А вот если бы мы приехали на тот берег, Игорь? Мы, что, шли бы сюда за рыбой?
- Так надо, вот увидите.
Стало видно уже синиц на деревьях, когда Игорь скомандовал:
- Здесь!
Все принялись за бурение лунок, отойдя друг от друга метров на десять. У крайнего слева по течению глубина оказалась 6,5 м, а у крайнего справа — 5 м. Крайним справа был я. Теперь надо поставить палатку. Ветер набирал силу. Несло поземку. Мы помогали друг другу устанавливать и укреплять палатки. И вот в конце концов все устроились и притихли — признак того, что каждый сосредоточился на рыбалке. Где-то в соседнем палаточном городке раздался женский голос.
- Ну вот еще и женщина на рыбалке — плохая примета! — подумал я.

рыболовные приметыНадо для начала прикормить, а уж потом настраивать снасти. Стоп! А где прикормка и мотыль?! Тьфу ты! Забыл в холодильнике. Я вспомнил жену, стоящую в ночнушке в корридоре. Сбила меня с панталыку, вот я и забыл… . Я еще раз прошелся по карманам, а их у меня на верхней куртке только восемь, не считая бокового, где водительское удостоверение. Может быть каким-то чудом коробочка с мотылем там окажется. А что это за пакетик в самом нижнем правом? Ели-пали! Вяленая рыба для Ольги — жены сторожа со стоянки. Рыбу привез на рыбалку! Ну это самая плохая примета. Все, теперь клева не будет. Я потерял всякую надежду и интерес к рыбалке.

- Ты куда? Что случилось? — спросил из соседней палатки Олег.
- А ну его все к… Пойду в машину спать. Ничего не получается. Что за день сегодня? Вернусь к вечеру.
И ушел, бросив палатку и все свои вещи. Со мной такого еще никогда не было. Столько примет за одно утро!
Заснуть не удавалось. В голову лезла всякая чертовщина. И тут я вспомнил, что не прочитал, как обычно сразу после пробуждения, «Отче наш». И еще вспомнил одну из десяти Заповедей: «Не сотвори себе идола». Действительно, что это я поддался этим приметам. Приметы — это идолы. Я успокоился и прочитал Молитву. Перекрестившись, воспрянул духом и быстро пошел к нашим палаткам.

За время моего отсутствия ребята поймали уже по полтора десятка плотвин. Все начали меня утешать и успокаивать, но я уже в этом не нуждался.
- Ребята! Сбросьтесь, кто сколько может, прикормки и мотыля на насадку, — попросил я, и обошел все палатки. Конечно же все с удовольствием поделились со мной.
- Ну держись плотва!

рыболовные приметыБывает такое ощущение, что ты чувствуешь рыбу, и я ее чувствовал. Я видел без эхолота, как она собралась подо мной и ждет крючка. Первую удочку, как всегда, ставлю справа от себя, оснащенную мормышкой и кивочком. Это, чтобы видеть поклевку, когда опускаешь вторую удочку в центральную лунку. Вторая оснащена поплавком и парой крючков. Третью собирался поставить в крайнюю левую лунку. Здесь оснастка была самая тонкая. Но тут я увидел краем глаза какое-то движение справа. Поклевка на кивок. Подсечка — есть! Плотва грамм на сто пятьдесят забилась у моих ног. Радость охватила меня. Я немного растерялся, а плотва всем своим телом вязала узлы на моей леске. Поклевка на поплавок в центральной лунке. Подсечка — есть! Такая же плотва оказалась у меня в руках. Теперь главное не перепутать снасти.

Снимаю рыбу с крючка, поправляю мотыля и в воду. Всегда надо первой опускать ту снасть, на которую была поймана последняя рыба. Дробинка опустилась на дно, поплавок занял свое вертикальное положение чуть ниже уровня воды. Теперь можно распутать первую удочку. Но только я протянул руку, чтобы взять плотву, намотавшую на себя леску и уже успокоившуюся, как увидел нырнувший поплавок. Подсечка — есть! Опять плотва. И так продолжалось часа полтора. Я не мог приступить к распутыванию первой удочки. Леса от нее уже вмерзла в лед и не мешала мне, когда я вытаскивал очередную рыбешку. Клев резко прекратился, как и начался. Может это и к лучшему. Надо навести порядок в палатке, еще раз прикормить лунки, поставить в конце концов три удочки.

Клева не было около получаса. Я начал «подыгрывать» мормышкой правой удочки. На одном из очередных медленных подъемов с игрой кивок отказался мне «подчиняться». Затем два-три небольших движения кивочка вниз и резко и высоко вверх — это он и только он так клюет! Машинальная подсечка, хлыстик удочки дугой — есть контакт! Теперь только бы не оборвалась леска диаметром 0,12. Метра два лещ слушался и тяжело шел вверх, ведомый мной. Но потом, как будто очнувшись и выйдя из оцепенения, резко рванул и пошел вниз и в сторону. Я ему сначала уступил, а потом постепенно зажимая леску пальцами, как фрикционом, остановил его и опять вверх.

рыболовные приметыТак повторялось несколько раз. За это время я вспомнил, где лежит багорик. И вот уставший лещ заглянул мне в глаза. Он настолько устал, что позволил несколько раз царапнуть себя багориком, который никак не хотел вонзаться под жабры. Дальше — чисто грубая работа мышц правой руки. Вот он, красавец лещ, на льду! Не бьется, как какая-нибудь мелочь, а лежит спокойно, будто переводит дыхание после продолжительной борьбы, и даже позволяет мне приподнять его голову, чтобы вытащить крючок мормышки из нижней губы. Смотрит правым глазом тебе в глаза и как бы говорит: «Подожди, мы еще поборемся. Дай мне только в родную стихию вернуться. А то, что я у тебя под ногами — это случайно, просто я не успел понять, что произошло».

Надо действовать быстро, иначе очухается и начнется танец по снастям и вещам. Тогда будет много работы по распутыванию лески.
Через десять минут я успокоился и наладил снасти, как было. Я гордился собой… С таким уловом можно и домой уже собираться. Но клев продолжался. Сработал центр. Поплавок затрусило, дернуло пару раз вниз и резко вверх и набок. Подсечка — есть! Что-то тяжеленькое. Меньше, конечно, чем предыдущий, но все-таки подлещик на полкило — тоже приятный улов.

рыболовные приметыРыбалка, можно считать, уже удалась на этот момент, но клев продолжался до 16.00 и мне удалось поймать еще четырех таких подлещиков. Рыба лежала в углу палатки и шевелила жаберными крышками, как-будто перешоптываясь друг с другом, готовя побег. Самый красивый был двухкилограммовый лещ. Его бронзово-серые бока покрылись красными крапинками, и он стал похож на румяного поросенка, просящегося на сковороду.
Солнце садилось. Пора домой. Уже в машине, когда выехали на основную трассу, я сказал: «Ребята, не поддавайтесь панике, не верьте ни в какие приметы, а верьте в Бога и в себя».

Подпишись на новости