На главную » Все статьи » МНОГОДНЕВНЫЕ РОБИНЗОНАДЫ один на один с рекой

МНОГОДНЕВНЫЕ РОБИНЗОНАДЫ один на один с рекой

Андрей ШВЕЦ.
МНОГОДНЕВНЫЕ РОБИНЗОНАДЫ
один на один с рекой
Продолжение, начало в №43
…Минуло три недели, и я начал планировать еще одну трехдневную вылазку — осторожно, намеками пытаясь выяснить, согласиться ли Денис отвезти меня туда еще раз, тратя на это свое время? Однако, получилось в точности так, как я и надеялся — согласовав все вопросы с супругой, он согласился, и я, получив «добро», сразу начал готовиться к поездке. В этот раз «малой кровью», то есть, одним спальником и карематом отделаться бы не получилось — если верить прогнозу погоды, то осадков быть не должно, но ночи ожидались холодные, вплоть до заморозков. В связи с этим я в спешном порядке приобрел велосипедную одноместную палатку — она компактная и лёгкая, что немаловажно, исходя из ограниченности места в ПВХ-ЛОДКЕ, зато теплее будет, да и от возможного дождя, в случае чего, защитит. Атмосферное давление держалось высокое, в ближайшую неделю, понижения не обещали. Но я был настроен ехать, и уже ничто не могло поколебать моей решимости — в назначенный вечер выезд состоялся.

пвх-лодкаДенис заехал за мной после работы, освободившись в шестом часу, мы погрузили мои пожитки в машину и тронулись в путь. Нужно было спешить, ведь товарищу предстояла еще двухчасовая дорога обратно, причем, уже в полной темноте. Время в дороге, во всяком случае, для меня, пролетело быстро. Вскоре мы уже спускались с горы в глубокий яр, в котором лежало село, дальше был большой луг, вплотную примыкавший к реке. Быстро выгрузились возле зарослей тростника неподалеку от места сброса на воду, я с помощью Дениса быстро поставил палатку, мы попрощались и, хлопнув дверцей, он помчался к селу и далее на Киев. На мгновение даже охватило какое-то тоскливое чувство — я один среди ночной темноты, в диком и безлюдном месте, на лугу, который заливает зловещим светом взошедшая луна…

Отогнав прочь мрачные мысли, я занялся подготовкой к ночлегу — ночь явно обещала быть студеной. Постелил в палатке каремат, спальник, в ногах поставил ящик со снастями и сумку с провизией. Потом решил сразу накачать ПВХ-ЛОДКУ, чтобы не возиться с этим спросонья. Управился быстро, теперь можно было попить горячего кофейку и забираться в спальный мешок почивать. Стояло полное безветрие, было прохладно. Нереально большой диск луны низко висел над горизонтом, заливая и прибрежный тростник, и густой лес неживым призрачно-бледным светом. Стало даже как-то неуютно — казалось, что из кустов на меня пялится кто-то невидимый… Я сплюнул и полез в палатку укладываться спать, предварительно положив перевернутую вверх дном ПВХ-ЛОДКУ около входа.

Включив налобный фонарик, разулся, залез в спальник и застегнулся до подбородка, натянув капюшон — мешок очень хороший (натовский, английский вариант), легкий и теплый. Свет я быстро выключил — привычка в темноте не демаскировать себя светом или звуком с годами въелась в кровь, мало ли какие люди ходят невдалеке?.. Заснул я как-то незаметно, практически мгновенно — казалось, только сомкнул веки, как сразу же провалился в глубокий и спокойный сон. И все было бы хорошо, вот только проснулся я ночью от холода. Я очень тепло одет, лежу в палатке, в спальнике на толстом каремате, что ж тогда за температура на улице? Как раз захотелось сходить «до ветру» — расстегнув молнию, я выбрался наружу. Все так же ярко светила луна, луг был покрыт искрящимся в лунном свете инеем, на ПВХ-ЛОДКЕ тоже плотным слоем лежали белые кристаллы… Мать честная! Вокруг стояла нереальная для городского жителя тишина, сразу пришёл на ум эпитет — «гробовая». Стало как-то по-особенному жутковато, и я быстренько шмыгнул в палатку, залез в мешок и попытался согреться.

Укрывшись почти с головой, я пытался заснуть, но не тут-то было. Согреться никак не удавалось, особенно мёрзли ноги. Я постоянно ворочался, то застывая в позе эмбриона, то выпрямляясь во весь рост, пытаясь найти положение, при котором будет не так холодно. Но,несмотря на все мои отчаянные потуги, согреться не удавалось, а это было уже очень неприятно — разжечь костер на голом лугу было просто не из чего; опять-таки, не хотелось привлекать к месту своего ночлега постороннее внимание. Остаток времени до рассвета прошел в тщетных попытках согреться: я ворочался в спальнике с боку на бок, стараясь шевелить пальцами окоченевших ног, закутывался с головой, пытаясь надышать внутри мешка и согреться теплом своего дыхания. Я то проваливался в недолгий и чуткий сон-полудрему, то внезапно просыпался…

пвх-лодкаОдно из таких пробуждений запомнилось мне надолго. Я не очень верю в разную чертовщину, но тут почему-то сразу вспомнились какие-то полузабытые молитвы. Только задремал, немного пригревшись, как в один миг проснулся словно от толчка, я хорошо помню охватившее меня в этот момент чувство какого-то первобытного ужаса. За непрозрачной стеной палатки словно полыхнула небольшая вспышка, сопровождаемая тихим гудением, и я на инстинктивном уровне, что ли, почувствовал присутствие чего-то. Тут, конечно, можно посмеяться — вот, мол, «галлюники» поймал человек от холода, но в тот момент мне было не до смеха — даже волосы на голове зашевелились и по коже пошли крупные мурашки, хоть меня испугать не так-то и просто. Я чувствовал, что за стеной палатки стоит что-то злое и нехорошее — не живое существо, нет, мне почему-то подумалось про какой-то сгусток энергии… Затем опять неяркая вспышка — и оно исчезло, оставив меня съежившимся от ужаса в спальнике. Кто бы рассказал, не поверил бы, еще и на смех поднял. Но тут было другое! Даже сейчас, когда я пишу эти строки, по коже, как тогда, пошли крупные мурашки.

После этого я так и не уснул, проворочавшись в спальнике до самого рассвета: зазвонил будильник, но выбираться из своего укрытия на утренний морозец желания было мало. Минут двадцать я еще повалялся, оттягивая момент «выхода за борт», на мороз, но делать было нечего, да и согреюсь быстрее, если стану двигаться. Кое-как выбравшись из спальника, расстегнул молнию палатки и на негнущихся ногах выбрался наружу. Вот это да! Луговая трава, кусты, моя ПВХ-ЛОДКА — всё покрыто густым инеем,изо рта при дыхании идёт пар… Интересная поездка получается!..

Собрав волю в кулак, перевернул лодку и полез за насосом за ночь на морозе давление в ней упало, лодочка обмякла — нужно было подкачать её до нормального состояния. В процессе накачивания удалось самую малость согреться. Хорошо еще, что я вез спиннинг из Киева в собранном состоянии, иначе процедура продевания шнура через заводные кольца и привязывание поводка окоченевшими руками превратилась бы в настоящую пытку. Буквально скрипя суставами окоченевших рук и ног, я кое-как собрал палатку, спрятал ее в чехол, свернул спальник и сунул его в сумку; каремат скатал в трубку и стянул широкими резинками. Попил горячего кофе — думал, это поможет, но даже обжигающий напиток меня не согрел, настолько я продрог за ночь. Нужно скорее выходить на воду — на веслах моментально согреешься, проверено не раз.

За несколько раз перетащил к месту сброса лодку и все свои пожитки. Теперь нужно было спустить ее на воду и погрузить поклажу: что тоже было занятием непростым, так как уровень воды в речке сильно упал, метра на полтора, и пологий спуск превратился в обрыв с отвесными стенами. Мы с Денисом нашли выход из положения: опускаешь с высоты на якорной веревке ПВХ-ЛОДКУ в воду и подводишь к лестнице, уходящей отвесно в воду с вымостки — местные жители используют ее при купании для выхода из воды. Потом швартуешь лодку веревкой к верхушке лестницы, ставишь на краю вымостки свои вещи и спускаешься в лодку; затем берешь свое барахлишко — и все, можно отчаливать.

воблерыОднако, это так легко и красиво только на словах, а на самом деле нужно внимательно следить, чтобы ПВХ-ЛОДКА не отъехала внезапно от вымостки — тогда можно свалиться в воду или уронить что-либо тонущее из снастей (а глубина под вымосткой не меньше двух метров). В данном же случае задача осложнялась еще и тем, что я замерз, как бобик, а лестница была скользкой от облепившего ее инея — можно было запросто совершить сальто-мортале и кувыркнуться в воду. Однако, все обошлось: «медленно и печально» я спустился в лодку, перенес в нее все вещи и отвязал веревку. Всё, оттолкнувшись от вымостки, сразу налег на весла — так быстрее согреешься.

Плыть я решил вниз по течению: вверху тоже были очень интересные места, но ям там было меньше. Тем более, что ловилось чаще всего на одних и тех же ямах, остальные были или «нерабочими», или баловали поклевками лишь от случая к случаю. Вверх по течению продуктивных ямок было маловато. Я решил немного сократить путь и, срезая угол, поплыл через мелкую узкую протоку наискосок к основному руслу, а так как на пути была довольно приличная большая яма, то я решил обловить по пути и ее. Течение из протоки проходило по левому краю ямы, огибало всю ее по дуге и уходило дальше, в узкую «трубу», а правая сторона омута была со стоячей водой: щука часто держалась или на границе тиховодья и течения, или поодаль от струи, на стоячке.

Заякорился, попил еще раз кофейку и стал облавливать акваторию: прошло минут двадцать, я поменял несколько якорных стоянок, но вожделенной поклевки так и не дождался. Между тем, как-то быстро поднялось над тростниковым лесом солнышко, ветра не было, и сразу стало ощутимо теплее — я даже воротник куртки расстегнул, немного распахнувшись. Теперь можно было жить дальше, больше ничто не напоминало о ночном морозце. Я поднял якорь и, выйдя из ямы, поплыл по протоке к месту ее впадения в основное русло реки. В русло я еле протиснулся по узкому мелкому ручейку, в который превратился широкий и полноводный некогда выход из протоки — сказывался небывало низкий уровень воды, враз обнаживший все отмели и потаенные когда-то бобровые ходы-норы в крутых берегах.

Выйдя на простор реки, я сразу поплыл в один узкий и длинный заливчик, где в нормальные времена было до 4 м глубины, сейчас и он сильно обмелел, ловлю осложняла высоко поднимавшаяся со дна трава. Вход в заливчик почти всегда дарил мне одну-две щучьих поклевки — решил я проверить счастливое местечко и на этот раз. Так и получилось: со второго заброса флэт-крэнк от Nories на агрессивном твиче схватила небольшая щучка. Когда я решил сделать пару фотографий с пленницей, то она наполовину отрыгнула частично переваренную щучку сантиметров десять длиной — вот он, каннибализм во всей его первобытной красе. Я таких красоток, не брезгующих закусить собственной молодью, ловил не раз, поэтому меня этот факт нисколько не удивил. Фотографирую на память эту картину, вынимаю вывалившуюся наполовину изо рта добычу и выпускаю хищную малышку на свободу. Хоть и говорят, что первую пойманную рыбу выпускать нельзя, но я не верю в эти суеверия — если умеешь ловить, то всегда можно поймать еще, и приметы тут ни при чем.

восходВоодушевленный многообещающим началом, продолжаю облавливать залив, но поклевок больше нет. Решаю подолгу на одном месте не задерживаться, а потихоньку идти к цепочке «фартовых» ям, расположенных вниз по течению. Минут двадцать покидал в заливе, расположенном параллельно первому, — ничего. Вставляю спиннинг вертикально во встроенное в рыболовный ящик крепление и плыву вниз по течению. До первой обширной ямы минут десять гребли. Как показала практика, на небольших и средних ямках, расположенных выше нее, можно даже не пытаться ловить, это будет только напрасной потерей времени. Вроде, ямки всем хороши, но ни разу ни я, ни Денис за все время не поймали в них даже захудалого щуренка, просто парадокс какой-то. Наконец добираюсь до «правильных» ям и с воодушевлением начинаю их облавливать. Но постепенно запал начинает пропадать, а настроение портиться — щука ни в какую не хочет реагировать на предлагаемые приманки. Хотя я успел уже перебрать самые проверенные в здешних специфических условиях модели, менял проводку воблеров, делал паузы длиннее — все тщетно. Вот это да! — такого бесклевья здесь я и не припомню, даже вездесущие голодные «шнурки» не ловятся… Как утопающий хватается за соломинку, так и я лихорадочно перебирал приманки, надеясь найти ту самую, которая сегодня понравится капризной щуке.

Доплываю до очередной ямки, которая всегда приносила несколько щучьих поклевок, однако никогда я не ловил здесь рыбу крупнее граммов семисот — почему-то именно в этом месте ловилась одна лишь мелочь. Якорюсь с таким расчетом, чтобы проводить воблер вдоль поросшего редкой кувшинкой свала в глубину. Течение идет по яме под правым берегом, а здесь, под левым, возникает небольшая обратка — щука очень любит такие места. Основательно обрабатываю свал «Балисонгом»-суспендером и тонущей «Рудрой», которые всегда здесь хорошо работали. Щука не захотела реагировать, решаю поставить «китайца» — клон «Рудры» под названием Chance 130 SP от TsuYoki.

деньВоблер изначально был медленно тонущий, под ловлю на течении я его еще немного утяжелил, но все равно высокой скорости погружения мне добиться не удалось. Здесь надо попробовать ловить с очень длинными паузами, как раз медленно тонущий минноу и позволит это сделать. К тому же, «китаец» имеет кислотную окраску — в прозрачной воде это должно выступать сильным раздражителем для щуки даже на паузе, когда воблер неподвижен и медленно погружается.

Первая поклевка состоялась на десятой секунде паузы (я еле дотерпел, считая про себя), причем, поклевка еле различимая — никакого удара или даже слабого толчка не было, воблер просто слабо потянуло в сторону. Я подсек, и на том конце шнура затрепыхалось что-то небольшое. Оказалось, что взяла щучка полкило весом. Ее вялость говорила о том, что она пребывает в пассивном состоянии. Так и есть, когда я взял ее в руки, то мелкие пиявки с нее буквально посыпались. В другое время такие щучки на вываживании задавали такого жару, что казалось будто тащишь, как минимум, килограммовую щуку. В чём причина, понять сложно…

Отпускаю малышку восвояси и меняю якорную стоянку. Минуты через три ловлю такую же, только на этот раз поклевка состоялась на пятнадцатой секунде паузы — никогда еще я не делал их такими долгими, постоянно не хватало терпения и нервов. Поклевка была точно такая же — еле ощутимая, рыба очень аккуратно потянула приманку в сторону. Такая ловля (что называется, на грани ощущений) ничего хорошего не предвещала. Половив еще минут десять-пятнадцать на этой ямке, я поплыл дальше вниз по течению — надо попытаться проверить самые рабочие ямы, на которых всегда держалась местная щука. Что-то ей в них нравилось, а что, это только ей ведомо…
Продолжение следует.

Подпишись на новости