На главную » Все статьи » МНОГОДНЕВНЫЕ РОБИНЗОНАДЫ. ОДИН НА ОДИН С РЕКОЙ

МНОГОДНЕВНЫЕ РОБИНЗОНАДЫ. ОДИН НА ОДИН С РЕКОЙ

МНОГОДНЕВНЫЕ РОБИНЗОНАДЫ. ОДИН НА ОДИН С РЕКОЙ
Продолжение, начало в №№ 43 и 44.
Андрей ШВЕЦ.

…Так я и продвигался от ямы к яме, тщательно их облавливая, но клева не было. Время близилось к вечеру — пора было потихоньку выдвигаться вверх по течению и искать место для ночлега. Пока я с ловлей сплавлялся вниз, по пути примечал места с удобным выходом на берег. А так как мерзнуть ночью еще раз я не хотел, то в приоритете были участки с деревьями, где можно было найти дрова для костра. Костер нужен был не только для обогрева — не мешало и кофейку горячего попить, и на утро термос полный залить — стало быть, дрова нужны были, как воздух. Вниз по течению реки по берегам деревьев совсем не было — только заросли высоченного тростника да редкие невысокие кусты. Зато выше, примерно в километре от места сброса, таких мест было несколько. Понравившаяся мне точка имела очень удобный выход на сушу, что в здешних условиях было очень немаловажно, к тому же, на берегу рос настоящий лес, где было полно сухих дров, в основном, в виде валявшегося на земле валежника, высохшего до состояния трута — отличное топливо для костра.

на берегуДо заката оставалось немногим больше часа. Я специально приплыл пораньше, чтобы не спеша поставить лагерь, попить свежезаваренного кофе и лечь спать — не люблю спешку ни в чем. Выход на берег находился у края небольшой ямы, как раз в том месте, где образовывалась небольшая обратка. Причалив, я до половины вытащил лодку на берег и начал выгружать из нее поклажу. Так как вещичек было не очень много, то это оказалось минутным делом, и вскоре я уже занимался установкой палатки, выбрав место посуше и поровнее под большим развесистым деревом с низко нависающими ветвями.

НА БЕРЕГУ

Солнце еще стояло довольно высоко над горизонтом, и я мог не торопиться. По сравнению с прошлым вечером заметно потеплело, на небе ни облачка, осенний лес с подстилкой из багряно-желтых листьев был удивительно красив. А самое главное — это тишина! Такой оглушающей тишины, буквально режущей уши, я больше нигде не встречал, за исключением, пожалуй, заповедного леса, куда я много лет езжу на «тихую охоту». Надо было заготовить на вечер и на утро побольше дров — и кипяточку сварганить, и погреться в случае надобности. Благо, далеко за ними идти не нужно было — буквально в десяти-пятнадцати метрах от палатки валялось полно сухих толстенных веток и несколько больших стволов-поленьев.

Надо сказать, что лес очень напоминал джунгли — понятно, откуда здесь столько разного зверья, которое в этих местах очень вольготно себя чувствует… Между деревьев поднимался густой подлесок — какие-то низкорослые кусты, колючие заросли то ли ежевики, то ли дикой малины, вьющиеся растения типа лиан: просто пройти, и то можно было не везде.

палаткиПочти сразу наткнулся на работу бобров: они начали валить толстое сухое дерево, да так замысловато, что человек бы до такого и не додумался никогда — вот же интересные существа, все-таки… Я несколько раз принес по огромной охапке длиннющих толстых веток, набрал сухих веточек потоньше для разжигания костра. Теперь топлива должно хватить с запасом, да и за добавкой недалеко идти, можно даже в темноте — дальнобойный налобный фонарик всегда под рукой. Расчистил место для костра, на всякий случай положил сначала скомканную старую газету, а поверх набросал тонких веточек — разгорелась такая конструкция очень быстро, давая во все стороны мощный жар. А солнце тем временем уже село за высокий тростниковый лес на другом берегу реки — приближалась ночь, однако было совсем не холодно. Меня это порадовало, так как мучиться еще одну морозную ночь не хотелось. Правда, теперь даже при сильном холоде было бы значительно проще — разжег в любое время костер и грейся сколько душе угодно!

Вскипятил я в своем походном маленьком алюминиевом ковшике воду, сделал кофе и присел с кружкой на борт лодки на берегу… Закат к этому времени окрасил в багряные цвета горизонт за рекой, близилась ночь — красота, в городе такого никогда не увидишь. Я не стал заливать водой тлеющие угли костра: место вокруг него было очищено от травы и листьев до голого грунта, и огонь никак не мог распространиться дальше — правила безопасности я всегда соблюдаю очень строго.

Надо идти спать, утро вечера мудренее. Разувшись, я залез в палатку, застегнул замок-молнию входа и при свете налобного фонарика стал залазить в спальник. Немного поворочавшись, я удобно устроился и блаженно вытянулся. Было совсем не холодно, но то, что так просто в лесу, вдали от села, не заснешь, я понял сразу. Первыми начали шуршать в близлежащем высоком тростнике вездесущие ласки. Одна из них нахально бегала недалеко от палатки, с каждой секундой подбираясь все ближе. Я пугнул ее голосом — ласка немного отбежала, но затем снова принялась шуршать опавшими листьями недалеко от палатки. Я закрыл глаза и перестал обращать на ее беготню внимание — пусть резвится, все-таки, это я у нее в гостях, а в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

Слева от палатки на заросшей возвышенности тоже начало бегать что-то маленькое и шустрое, шурша сухой листвой. Лес начинал жить своей ночной жизнью, животные выходили на поиски пропитания. Уже проваливаясь в глубокий сон, краем уха я услышал, как неподалеку через реку переправлялась пара больших животных: кабанов или лосей — они по очереди с разбега шумно прыгали в воду. Под такой своеобразный аккомпанемент я заснул сном младенца, пригревшись в спальнике. Ночь прошла нормально, разве что под утро начали немного подмерзать ноги в толстых шерстяных носках, но это уже было несравнимо с теми муками, которые я перенес накануне.

на берегуКогда зазвенел будильник, я уже не спал. Быстро вылез из палатки и занялся разведением костра: пламя даст тепло — согреюсь, кипяточку для кофе сварганю — термос я наполнил еще с вечера, чтобы не терять поутру времени. Сухие мелкие веточки разгорелись быстро, и я начал подкладывать дровишки потолще, через минуту жаркое пламя уже весело гудело в тиши раннего утра, постреливая искрами. На реку упала пелена густого тумана, скрадывающего очертания предметов, хотя видимость все же была довольно приличная. Для осени такое явление в порядке вещей: вода теплее холодного утреннего воздуха, и от этого водоем парует.

По-быстрому выпив полкружки горячего кофе (у приготовленного на костре напитка всегда какой-то особенный привкус), быстро складываю свои пожитки и запрыгиваю в лодку. Пусть вчера был неклевый день, но сегодня мне обязательно должно повезти. Принимаю решение опять ловить на глубоких ямах в нижнем течении реки, так как за много поездок именно они не раз подтверждали репутацию уловистых точек. В густом тумане, делающем очертания берегов расплывчатыми и размытыми, практически без остановок гребу вниз по течению — как я не раз уже убеждался, раньше первой большой ямы ловить не имеет смысла, только драгоценное время потеряешь. Рыбацкий адреналин будоражит кровь: уж сегодня-то я точно покажу щуке, где раки зимуют — не может же она постоянно пребывать в пассивном состоянии, не реагируя ни на какие приманки.

Однако, последующие несколько часов показали, что очень даже может, и никогда нельзя загадывать наперед: зубастая намертво закрыла рот, и все мои попытки соблазнить ее самыми разными приманками оказывались тщетными. Такого фиаско я, конечно, не ожидал. На хорошо известной мне малой реке, где много щуки, которая ловилась даже в июльскую жару, когда остальные водоемы словно вымирали — и не поймать за целый день даже захудалого «шнурка»?.. В это невозможно было поверить… Тем не менее, именно такова была печальная действительность: клева не было совершенно, хотя я махал спиннингом весь световой день с коротким перерывом на обед. Вот это поездка получается!.. Первую ночь промерз, что называется, до мозга костей, да еще и не клюет. Стоило ли забираться за таким сомнительным удовольствием за тридевять земель?

палаткиПриблизительно в пятом часу вечера у меня пропало всякое желание ловить. Спустившись далеко вниз по течению и тщательно обловив все перспективные ямы, я не увидел ни поклевки, и совершенно справедливо решил, что дальше упираться нечего, можно потихоньку плыть на берег и готовиться к ночлегу. Медленно, никуда не спеша, я поплыл вверх против течения: уровень воды в реке немного поднялся, зато течение усилилось очень заметно, и на мелководных перекатах, где оно существенно убыстрялось, грести против мощной струи было довольно непростой задачей. К тому же, течение временами несло с верховьев много мусора: ряску, остатки перегнивших водорослей и стеблей тростника; всю эту «прелесть» заносило в ямы, а обратка сбивала в кучу в одном из углов, очень затрудняя ловлю.

на берегуНаконец, догреб я до места, быстро выгрузился на берег и установил лагерь: все заняло не более десяти минут, настолько весь процесс был отработан до мелочей. До заката было еще немало времени, поэтому я, никуда не торопясь, заготовил дров, подсобрав их в окрестностях лагеря, развел костер, наполнил кипятком термос на завтрашний день и, завершив все дела, сел на берегу пить кофе. Сегодняшнее катастрофическое бесклевье все никак не шло из головы, не давая покоя. Я позвонил нескольким товарищам из разных регионов страны, чтобы поинтересоваться, как у них клюёт щука? Поговорил с парой человек. В Херсоне, этой щучьей Мекке, сегодня тоже целый день впустую полоскали приманки, под Харьковом и Черниговом та же самая нерадостная картина… Короче говоря, то ли давление, то ли фаза Луны, то ли «щось пороблено» — непонятно, но факт остается фактом — щука не клюёт, и перспективы на завтрашний день вырисовываются нерадостные. Конечно, все мы знаем, что на рыбалке активность рыбы может меняться даже по нескольку раз за день, но нужно было просчитывать и менее радужные варианты — вчерашнее и сегодняшнее бесклевье настроения явно не прибавляло.

Всё, не буду больше ломать голову — завтра посмотрим, как будут обстоять дела. А пока нужно ложиться спать. Хотя, нужно сказать, что я выспался уже до ломоты в спине: шутка ли, укладываться с закатом, а светает сейчас поздно — это не июньские ночи, времени для сна достаточно. Дожидаюсь того момента, когда солнце сядет за стену тростника на противоположном берегу реки, и отправляюсь к палатке — хоть спать и не хочется, но пора на боковую, все равно ни телевизора, ни компьютера здесь нет. Ныряю в спальный мешок, затискиваюсь в него поудобнее, застегиваю молнию и вытягиваюсь в полный рост — красота! На улице совсем не холодно, поэтому не нужно прятать внутрь мешка руки и укутываться в него с головой. Это расслабляет, поэтому и засыпаю я быстро. Сквозь наплывающий сон, уже в полудреме слышу, как шуршат листьями вокруг палатки суетливые ласки — перед сном я оставил им угощение в виде пары бутербродов с колбасой и сыром…
Продолжение следует.

Подпишись на новости