На главную » Все статьи » ХОЖДЕНИЕ ПО ВОРСКЛЕ — окончание

ХОЖДЕНИЕ ПО ВОРСКЛЕ — окончание

ХОЖДЕНИЕ ПО ВОРСКЛЕ — окончание, начало в №20.

по ворскле…На рассвете просыпаюсь со свежими силами и вспоминаю, что на сливе длинного переката — там, где он вливается в омут, особо жадно брала разная рыба: плотва, голавль, окунь. Причем, клевала точно на границе быстрой воды и спокойного омута. Зная, что Мышелла любит утром поспать, решаю выйти туда на рыбалку. Отчалив от берега, я направил лодку вверх по течению и через 5 минут был уже на месте. Чтобы не нарушить царящую здесь утреннюю тишину, последние 100 метров иду на веслах, ближе к левому берегу Ворсклы, так как ярко выраженный слив находится ближе к правому, к нему жмется струя.

Становлюсь на якорь строго посередине потока, чуть выше слива, и веду наблюдение. В верхней (прилегающей к сливу) части омута, откуда я только что прибыл (не зря обошел это место стороной!) под самой поверхностью воды медленно и как-то отрешенно плавают большие рыбины. И вот от общей, достаточно большой стаи, отделяются несколько особей и устремляются вверх. Когда они выходят на быстрое течение переката, от былой отрешенности не остается и следа! Здесь они стремительно проходят вдоль кромки правого берега, чертя воду спинными плавниками. Вот подобрали что-то упавшее с куста. Больше не падает. Ну, это ничего, они ведь умеют толкать носами затопленные прибрежные кустики! Так-то лучше — в воду посыпалось, как из рога изобилия! Удивительно, как этим рыбам удается сохранять полную тишину, подбирая что-то с поверхности, иногда еще и с разворотами! Но когда с куста упало что-то большое, то в пылу конкуренции, даже они забулькали, пытаясь схватить это. И тут же, испугавшись наделанного шума, быстро отошли от «рассекреченной» точки, но с переката не ушли и стали патрулировать близлежащие участки, не поднимаясь далеко вверх, но и не скатываясь обратно в омут.

по ворсклеЧтобы добросить до этих рыб с моей позиции, необходимо было выполнить достаточно дальний заброс поперёк течения с последующей проводкой на снос, что я и сделал. Несколько раз проведя таким образом Individ и не получив никакой ответной реакции, я подумал, что неплохо бы поставть блесну побольше, но увы… У меня были с собой еще «маньячки», на которые я ранее успешно ловил голавликов, но их в нужное место не доброшу. А сокращать дистанцию мне, по понятным причинам, не хотелось. Поэтому я открыл коробку с воблерами и пристегнул к поводку из флюра легендарного винницкого «головастика». Но тут была одна проблемка. Дело в том, что от акватории, патрулируемой рыбами, меня отделяла узкая полоска зеленого наплыва, из которой торчали кое-где не то ветки, не то травинки. И если для оснащенной одинарным крючком вертушки Individ это не препятствие, то для воблера с двумя тройниками — катастрофа.

Решаю рискнуть. И вот же досада! Воблер падает сразу за этой полоской! Пытаюсь его продернуть и намертво засаживаю тройники в кустик. Приехали! Но делать нечего, оставляю якорь на месте (на всякий случай), выбросив за борт буй, и плыву забирать «головастика». Стараюсь делать все тихо. Видимо, у меня это получается, потому что вернувшись на место, вижу, что рыбы все еще там. Вот тебе и зрячие голавли! Или, может, это не они?.. И снова в воду летит «головастик». На этот раз заброс получается удачным, и я веду воблер поперек струи. Где-то посередине потока получаю четкий удар, подсекаю, но… в пустоту. На этот раз рыбы исчезают. И даже те, что остались в омуте, сместились ниже и ближе к левому берегу. Делаю еще пару забросов, но тщетно…

по ворсклеЗамечаю, что там, на течении опять появляется какая-то рыба, столь же агрессивная, но мелкая. Решил, что это мелкий голавлик, но на Individ поклевок не последовало. Тогда я вспомнил еще одну интересную приманку, которую пытался применять, но пока безуспешно. Это «ужгородский стик». У меня он в единственном экземпляре, то ли самого мелкого размера, то ли следующего за ним. Потом я где-то прочитал, что самые ходовые «стики» — средних размеров. Игра у этой приманки просто потрясающая! А поскольку мой «стик» маленький (короткий), то разворачиваясь из стороны в сторону, он как бы копошится наподобие насекомого, упавшего в воду. На первой же проводке получаю злейшую поклевку с брызгами и характерным «чмоком». Голавлик? Окунек? Нет, это всего лишь красноперка, причем, некрупная, таких подруга ловила на попла-поппер. Но какая агрессивная! Клев красноперок на «стик» продолжался еще некоторое время. Все пойманные рыбки были отпущены, так как в тот день мы уже возвращались домой, и вечерняя уха не планировалась.

Следующий поход на Ворсклу состоялся 18-19 августа. В этот раз я решил обследовать локальный участок этой прекрасной речки, находящийся ниже по течению от тех мест, где мы недавно побывали. Собственно, место было мне знакомо, одна местная жительница показала мне его очень давно. Это большая излучина, где Ворскла подмывает левый берег, в результате чего он, обычно низкий и пологий, представляет собой здесь высокий песчано-глинистый обрыв, возвышающийся над глубоким омутом. Когда я попал сюда впервые и подошел к краю пропасти, то аж отшатнулся от неожиданности. Там внизу в кристально чистой воде плавало великое множество очень больших рыб. Их было так много, что с трудом верилось — как в такой маленькой речушке может быть столько рыб, да еще таких огромных?!

по ворскле- Вот бы поймать хоть одну такую! — возмечтал я вслух.
- Це біла. ЇЇ неможливо спіймати, — абсолютно безаппеляционно заявила моя проводница.
Много в Ворскле воды утекло с тех пор. К большому моему сожалению, аборигены уже давно распрощались со своими патриархальными предрассудками и начисто уничтожили всю «білу». Хотя, не факт. Возможно это сделали вооруженные современными снастями спиннингисты или вездесущие «водолазы».
В этот раз к нам с Мышеллой присоединился еще один участник — Тритон. План похода, по сравнению с предыдущим, был максимально упрощен — предполагалось разбить лагерь на берегу рядом с каким-нибудь пляжем и исследовать близлежащий отрезок красавицы-Ворсклы. А между делом наслаждаться купанием и, вообще, отдыхом на пляже. Такое место нашлось сразу.

Как-то, пару лет назад, заглянув сюда ненадолго, я забросил небольшой воблерок под противоположный берег — уж больно мне приглянулись нависающие над водой кусты. Как только приманка падала под этими кустами на воду, тут же следовали резкие удары неизвестной рыбы по ней. Причем, на проводку этот хищник не реагировал, но стоило повторить заброс, как повторялась и атака — снова в момент приводнения! Подсечь хитрую рыбу мне так и не удалось. Поэтому первое, что я сделал, приехав сюда, взял спиннинг и направился на пляж.

по ворсклеНичего не изменилось за эти пару лет. Такой же обрывистый противоположный берег, так же нависают над водой ветви подмытых течением кустов. Изменился только мой арсенал спиннингиста, теперь ведь у меня есть секретное оружие — попла-поппер «красный мухомор». Первый заброс, и на приводнении удар по приманке. В общем, поймал я голавля с первого же заброса! Отпускаю его подрастать, а сам бреду распаковывать вещи и ставить палатку. Затем втроем идем на пляж принимать водные процедуры.

Отмечаю, что Ворскла вошла наконец-то в берега и установился привычный летний уровень воды. Таким образом везде, кроме излучины, где когда-то плавала и радовалась жизни загадочная рыба с экзотическим названием «біла», было очень мелко. Собственно, в любом месте Ворсклу можно было бы перейти вброд, не намочив шорты, если бы не узкая канавка глубиной 2-3 метра под самым правым берегом, промытая жмущейся к нему струей. Но, не смотря на низкий уровень и жаркую солнечную погоду, температура воды оставляла желать лучшего — как-никак конец августа!
В июле же, напротив, даже при высоком уровне и частых дождях вода оставалась очень теплой. Однако, если нас с Мышеллой немного опечалило данное обстоятельство, то Тритона на протяжении светового дня невозможно было вытащить из реки.

по ворсклеЭта девчонка даже дома не залезет в ванну, пока не снизит температуру воды в ней до совершенно нечеловеческих значений. Хотя прозвище свое она получила вовсе не из-за этого, а из-за внешнего сходства с одноименным персонажем из фильма «Чужие». Что же касается рыбалки, то здесь ситуация тоже изменилась. На столь хорошо зарекомендовавшую себя микроколебалку Individ от SV рыба ловиться не хотела, лишь изредка попадались какие-то мальки. В то же время попла-попперы по-прежнему приносили красноперку и некрупных голавликов. Не сработал у меня и джиг, хотя окуньки временами под берегом гоняли малька.

Рано утром я, как всегда, отправился на рыбалку один. Излучина (та самая) находилась метров на 500 выше по течению от нашей стоянки. Плавсредством в этот раз нам служила лодочка Intex SeaHawk 2. Забравшись в неё, я погреб против течения. Лодка на удивление легко и быстро заскользила по поверхности воды к намеченной цели. Плыть получалось тихо, так что, подойдя к интересным местам, я стал на якорь и решил половить в стиле ап-стрим. На излучине, под обрывом было несколько древесных завалов. Когда-то эти деревья росли на высоком берегу, а сейчас их обломки торчат из воды, образуя водовороты и задерживая плывущий по Ворскле мусор. Облавливая очередной живописный завал, я испробовал SV-шку и попла-поппер, причем, на последний начали клевать красноперки.

Наверное, надо попробовать что-нибудь из воблеров. Рассудив, что при ловле апстрим преимущества тонущих воблеров нивелируются, а вот вероятность зацепа возрастает, поставил Hardcore 0. Его падение не вызвало у рыбы интереса, но когда я начал проводку, кто-то атаковал его с фланга, но отвернул, не дойдя до приманки несколько сантиметров. Тогда я забросил туда же плавающий вариант винницкого головастика — история повторилась. Дальнейшие забросы в то место ничего не дали. Я послал головастика в проход между обрывистым берегом и завалом, после чего повел его небыстро, насколько это было возможно, вниз по течению. Так повторил несколько раз.

по ворсклеНа средней фазе очередной проводки я почувствовал слабый удар по приманке — такой же, как при поклевках мелких голавликов. Но после подсечки оказалось, что на крючке что-то посерьезней. Несмотря на то, что мне помогало течение, я не сразу вывел рыбу из узкого коридора чистой воды, а когда подвел ее к лодке, она с новой силой рванула против течения. И только снова оказавшись возле лодки, рыба догадалась пойти вниз по течению. Это был опасный маневр, там как раз находилась густая трава, но силы моего соперника были уже не те, и я без труда подвел голавля к лодке. На всякий случай выполнив еще несколько забросов в том направлении, я пошел дальше.

Возле очередного завала явно жировали небольшие голавлики, но они были столь хитры, что мне не удалось добиться ничего, кроме двух невнятный подходов. Дальше случилось большое разочарование. Я решил обловить перспективное место: струя шла вдоль кромки прибрежного наплыва, кроме того, над этим местом нависала крона дерева, низко наклонившегося к воде. Я стал на якорь возле противоположного берега и послал того же головастика по очень низкой траектории. Пролетев под кроной зависшего над водой дерева, тот плюхнулся у самой кромки. Я начал медленную проводку на снос. На первых же оборотах катушки произошел точно такой же слабый ударчик. Когда после подсечки что-то заворочалось на том конце лески, я очень обрадовался: «Ну вот, еще одного голавля подсек»! Но когда течение вынесло рыбу на поверхность, я увидел… щуку. И хотя та была немного крупнее пойманного голавля, мне хотелось стряхнуть ее с приманки, словно какую-то малявку! Но щука не сорвалась и даже свечу ни разу не сделала, поэтому я посадил ее на кукан.

по ворсклеПродвигаясь вверх по течению, я, как мне показалось, придумал новый метод ловли апстрим. Метод заключается в том, что на малой равнинной речке, имея легкую лодку, можно без труда идти против течения. Но поскольку часто встречаются перекаты и мели, то в таких местах удобно выходить из лодки и тащить ее за собой, тем более, что течение в таких местах значительно усиливается. По ходу движения можно делать забросы апстрим, пристегнув лодку, чтоб не мешала, например, к разгрузочному жилету.

Пройдя так с километр и ничего, кроме малявок, не поймав, я набрел на неземной красоты пляж. Выше этого пляжа перекат, преодолеть который я уже не смог. Русло в этом месте узкое (сужается местами до 2 м), течение очень быстрое. Да еще попадаются углубления, вымытые течением в податливом песке — ни поплывешь, ни побредешь! Обойти тоже невозможно — оба берега высокие, обрывистые, поросшие кустами. Конечно, расстояние между кручами значительно превосходит 2 метра, но все пространство по обе стороны потока занято топким мелководьем, густо поросшим жесткой водной растительностью. Лодка, на которой мы с подругой путешествовали перед этим, прошла бы этот перекат. Глубина и отсутствие водорослей в русле потока это позволяли. Но кто даст гарантию, что где-то там нет какого-нибудь совсем непреодолимого препятствия? Например, завала, какой я видел на Ворскле несколькими годами ранее. Упавшие с подмытого течением берега осины полностью перекрыли речку. Так что, несмотря на зарегулированность, Ворскла еще может порадовать своим диким норовом, спутав планы даже самого оснащенного в техническом плане рыболова. А вековые дубы, стоящие на ее берегах на разном расстоянии от обрыва? Вот этот уже давно лежит в воде, а этот завис над кручей…

по ворсклеНа обратном пути, сплавляясь по течению, я ничего, кроме красноперок, не поймал. А когда рассказал своим спутницам про чудесный пляж, то Тритон стала громко кричать: «Дядя Витя! Дядя Витя! Я тоже хочу искупаться на таком замечательном пляже»! Делать нечего, пришлось усадить их с Мышеллой в лодку и снова грести против течения. Сам бы не поверил, что в такой лодке можно плыть втроем, да еще и против течения! Когда пошли мели, я вышел из лодки и без труда дотащил её вместе с пассажирами до пляжа. Мы пробыли на чудесном пляже несколько часов, но нужно было возвращаться, ведь бросили лагерь без присмотра.

Когда мы вышли из лодки на «своем» пляже, нас ждал чугунок на походной печке с погасшими углями, в котором домлевала печеная рыбка, которую я водворил туда, пока рассказывал девушкам про найденный пляж. Каюсь, но в течение этого похода пострадали (были съедены) один голавль и одна щука, не считая нескольких верховодок и одной красноперки, о чем сообщается ниже.

по ворсклеНе успели мы откушать рыбки, как на наш пляж пожаловали деревенские: двое взрослых и несколько ребятишек разного возраста. После купания они соорудили из валежника удочки (видимо лески с крючками были у них с собой), сделали поплавки из каких-то соломинок и начали прямо на пляже ловить мальков. Поначалу ловились совсем маленькие, но потом на хлебную прикормку подтянулась верховодка, и дело у них пошло веселей. Я тоже не смог усидеть на месте и, поставив попла-поппер с имитацией мелкого опарыша, подключился к ловле. Забрасывая под кусты противоположного берега, я вытаскивал верховодок более крупных, чем у ребят, и те очень радовались, когда я отдавал им свои трофеи. Когда же они обмолвились, что мечтают поймать красноперку, я отошел немного вверх по течению, где мне и попалась рыба их мечты, которую я тоже им отдал. Детишки были очень рады! Тритон тоже поучаствовала в рыбалке, правда она забросила попла-поппер на дерево, растущее на высоком обрыве противоположного берега, и мне пришлось вспоминать молодость. А достав все-таки приманку (она хоть и недорогая, но жалко терять вещь, в которую люди вложили душу), я плюхнулся в воду с 5-метровой высоты, так как слезать было лень.

Подпишись на новости