На главную » Все статьи » В ПОГОНЕ ЗА ОКУНЕМ КИЕВСКОГО МОРЯ — часть 2

В ПОГОНЕ ЗА ОКУНЕМ КИЕВСКОГО МОРЯ — часть 2

/Окончание, начало ЗДЕСЬ/ — …Наконец, Виталику удается подсечь зачетного судака килограмма на полтора весом. Поймать такого, без сомнения, приятно, но ловить бойких окуней лично для меня намного приятнее — больше азарта. Время летит незаметно. Постепенно клев окуней начинает стихать. Всё больше холостых контактов, рыба начинает атаковать приманку вяло, нерешительно — из-за этого много сходов. Вскоре поклевки и вовсе сходят на нет. У Виталика тоже дела неважнецкие — даже мелкий судак стал клевать реже и намного капризнее.

окунейРешаем сниматься с якоря и идти на канаву выше плавней, где на плато, покрытом колониями ракушки, всегда хорошо ловился окунь, в том числе и крупный. Судак там тоже водился, жереха ловили неоднократно, порой в больших количествах, щука проскакивала — словом, место очень перспективное и многообещающее. По пути пытались ловить, останавливаясь на точках по канаве, где был интересный перепад глубин, и эхолот рисовал крупную рыбу, лежащую на грунте. Втроем пробовали ловить на самые разные приманки, но безрезультатно.

Постепенно канава, тянувшаяся на несколько километров, закончилась. Пошли мелководные участки, переходящие временами в экстремальные отмели, которые мы старались осторожно обходить стороной. При таком низком уровне воды запросто можно было налететь на какую-нибудь обнажившуюся корягу или пень, а то и просто пропахать винтом песчаное дно… Неподалеку от одного из островов мы, несмотря на все предосторожности, все-таки умудрились сесть на мель. Пришлось выбираться из лодки и толкать ее дальше метров двести до более-менее глубокого места. На метровой глубине наконец-то завели мотор и так же осторожно пошли дальше: нужно было, миновав многочисленные заросшие водорослями отмели, выйти в начало нужной нам канавы с ракушняком, которая и являлась конечной целью путешествия. Водорослей становилось все больше и больше, приходилось время от времени останавливаться и очищать винт от накрутившейся на него зеленой массы — работа неприятная, но никуда не денешься…

Наконец, после долгих блужданий среди травы в поисках свободного прохода выходим-таки на начало канавы; тут сразу начинается глубина — можно расслабиться. Ищем наш старый ориентир — воткнутую в окончание мелководья длинную палку, которой промысловики обозначили когда-то давно границу глубокого места. От этого ориентира проходим вперед еще метров сто пятьдесят и выставляемся на точке по навигатору.

окуняЗдесь от канавы в сторону виднеющихся в море островов отходит еще одна канава, поуже и помельче, начинающаяся 8-метровой ямой. Тут окунь стоял всегда, нужно было только подобрать к нему ключик и понять, что его интересует в данный момент, а особи иногда попадались и до кило весом. Крупнее этого пока не ловили, но не было и тени сомнения в том, что такие полосатые патриархи здесь точно водились. Но поимка подобных монстров всегда была редчайшим случаем, так как окуней такого размера не так уж и много. Снова в дело пошел джиг и отводной поводок. Почти на каждой проводке ловились и окунь, и некрупный судачок, которого тут же отправляли восвояси — скучать пока не приходилось.

На вечернюю зорьку тоже были большие надежды: мы рассчитывали, что окунь выйдет поужинать из ямы на мелководье и, может быть, устроит на поверхности котел — уж очень азартна и увлекательна ловля полосатых на поверхностные приманки! Поймали мы пяток окуней по полкило и одного граммов на семьсот, и тут поклевки стали становиться все более редкими, а часов в шесть вечера и вовсе прекратились. Это было совершенно непонятно, тем более, что никаких видимых изменений в погоде не происходило. Тем не менее, и окунь, и судачок как по команде закрыли рты на замок. Вот тебе и зорька…

Решаем не полоскать бесцельно приманки, а идти к острову и ставить лагерь. Пока разведём костер, поставим палатку, сварим уху поужинаем — уже и стемнеет… Мы вернулись немного назад, там среди мелководий есть подходящий остров, на котором много сухого леса — топлива для костра хватит с избытком. Однако, высадиться на остров оказалось не так просто, как думалось, — пришлось снова выбираться из лодки и толкать её метров сто, бредя по щиколотку в воде — море совсем обмелело из-за небывалого, обвального сброса воды.

Оставляем лодку на якоре на мели, а сами топаем еще метров пятьдесят по воде — нужно перенести на берег весь скарб и заняться хозяйством. За несколько ходок втроем переносим все свои нехитрые пожитки на полянку среди высоких берез и сосен, быстро ставим палатку и разводим из сушняка костерок. Пока закипает вода в закопченном котелке, обустраиваем место для ночлега, распаковывая спальные мешки и разворачивая карематы. Солнце садится все ниже и ниже, море окрашивается в зловещий багряно-красный цвет. Зрелище это завораживает, от него трудно оторвать взгляд. Каждый из нас видел за свою рыбацкую жизнь множество рассветов и закатов, и каждый из них неповторим…

окуньУха получилась на славу: ужинали уже в темноте, при свете налобных фонариков и пламени костра: с севера задувал сильный порывистый ветер, предвещая скорую перемену погоды — это может быть причиной того, что вечером клев вдруг будто обрезало. Парни еще разговаривали, а я пошел спать: в палатку лезть не хотелось, поэтому я устроился на воздухе, прямо под импровизированной защитой от ветра, которую мы соорудили, натянув между двух берез кусок плотного полиэтилена. Практически сразу же провалился в сон без сновидений: слышал только, как ночью ветер усилился до шквального, а затем, уже под утро, стал стихать. Да бегала вокруг лагеря в поисках съестного то ли лиса, то ли ласка, то ли еще какой дикий зверек…

Разбудил меня Андрей, уже успевший развести костер и поставивший котелок вскипятить водички для утреннего кофе и чая: он настойчиво повторял одно ненавистное слово — «вставайте» (противным, как мне казалось, голосом). Вставать не хотелось — рано утром было довольно свежо, поэтому перспектива выбираться из теплого спального мешка совершенно не улыбалось, и я всячески оттягивал этот неприятный момент, доводя Андрея своими отговорками до белого каления. Однако, сколько ни оттягивай, а всё равно выходить навстречу бодрящей утренней прохладе придётся…

Из палатки показался и Виталик — Андрей всегда так громко и занудно читает свою утреннюю мантру на тему подъема, что поднимет и мертвого. Быстро вскипятили воды, попили кто чаю, кто кофе, и начали собираться — нужно было еще перенести все вещи с берега в лодку. В зыбком свете зарождающегося нового дня окрестности острова выглядели мрачно, но живописно: на десятки метров простирались превратившиеся в сушу прибрежные отмели, возле берега на песке лежали обнажившиеся, ранее затопленные упавшие в воду деревья — выворотни и гигантские пни. Всё это напоминало удручающие кадры из фантастического фильма о будущем нашей планеты после апокалипсиса.

окунейЗа две ходки втроем перенесли в лодку весь скарб. Виталик уселся в неё, а мы вдвоем с Андреем начали толкать наше плавсредство на более глубокое место. Несколько десятков метров мы поработали бурлаками, но глубина стала постепенно увеличиваться, и мы дружно запрыгнули в лодку. Виталик завел мотор и на среднем ходу направил судно к нашей окуневой точке. Снова лавируем среди водорослей, освобождая периодически винт от повисших на нем ворохов травы, Виталик чертыхается сквозь зубы… Но вот мы выходим на чистую воду: где можно плыть спокойно.

Денек обещал быть жарким: погода полностью поменялась — после ночной бури на водохранилище стоял полный штиль, а солнце, хоть и поднялось невысоко над горизонтом, но уже изрядно припекало. Жара и штиль, как известно — извечные спутники полного бесклёвья, особенно это относится к хищнику. Но ехали-то мы не за рыбой, поэтому никто особо расстраиваться не стал. Выставляемся на точке и начинаем ловлю — все на разные приманки, так быстрее можно выяснить сегодняшние предпочтения полосатого.

Но проходит полчаса, сорок минут — ни поклевки! Мы дважды меняем якорь, сдвигаясь по плато с ракушняком туда-сюда, однако, смена места дислокации и вектора проводки не помогает. Шнур отчетливо передает, как грузик медленно ползет по дну, задевая жесткую ракушку, колонии которой тут покрывали дно густыми россыпями — но окунь, такой активный вчера, сегодня упорно молчит. Становилось понятно, что хорошего здесь уже ничего не будет…

окуняОбщим голосованием решаем идти на русло Днепра, на известную нам троим окуневую точку, на которой в прошлом сезоне наш общий товарищ Саша показывал отличные результаты при ловле полосатого. Снова лавируем среди травы, затем наконец-то находим чистую глубокую канаву и идем по ней к нашей цели, петляя среди обширных полей водорослей, в которых кипит жизнь. Мальку там раздолье, а за ним подтягивались щука и жерех, которые били в самой чаще водорослей так мощно, что доводили бедных спиннингистов до отчаяния — поймать хищника в этой мешанине водной растительности практически нереально.

Наконец, выходим на чистую глубокую воду — старое русло Днепра. Пару минут хода, и мы на точке. Бросаем метрах в двадцати от травы, прямо на свале, который с трех метров плавно сходит на восемь. К сильной жаре добавляется еще одна напасть, от которой нет спасения — полчища мелкой мошки, пользуясь полным безветрием, облепили нашу лодку, делая ловлю почти невыносимой. Мошка лезла в рот, нос, уши, глаза, доводя до белого каления. Спасение от этой нечисти было только одно — дать газу и рвануть вперед. Однако, нужно было ловить, и мы мужественно терпели. По опыту знаю, что становится легче, когда перестаешь реагировать на мошку, тогда и ее ползание по лицу и телу не так сильно раздражает. Между тем, окунь клевать не хотел. Два «матросика» размером с мизинец клюнули на отводной поводок. Стало понятно, что нормального окуня здесь или нет, или он совершенно неактивен.

Перешли с бровки на яму и стали забрасывать приманки на мель, стягивая их на глубокое место — и почти сразу начались поклевки судака. Правда, размер судачков не радовал — приманки атаковал преимущественно «стеклянный» неполовозрелый судачишка. Но Виталик всё же сумел подсечь полуторакилограммового красавца. Поимка зачетного экземпляра сразу придала азарта, и мы стали с удвоенной энергией хлестать воду приманками, однако, этот зачетный судак так и остался единственным на этот день. Зато мелочь продолжала трепать силикон — судачки отрывали приманкам хвосты, а то и просто разрывали пополам. Как эти недомерки умудрялись такое проделывать, не засекаясь — просто уму непостижимо.

окунейНекоторое время мы развлекались таким образом, увлекшись резкими поклевками мелочи, но вскоре ловить и отпускать молодь судака наскучило. Посовещавшись, приняли решение идти на наши старые точки и там заканчивать рыбалку. Время уже было обеденное, стоял полный штиль, на небе не было ни облачка, солнце палило немилосердно, поэтому особых надежд на удачную ловлю мы не питали. Лавируя между островками водной растительности и обнажившихся отмелей, наша лодка шла вниз, в направлении Киева: лодок на водохранилище было на удивление мало, сейнеров тоже не было видно. Впрочем, они всегда ставили свои сети под вечер и часто оставались возле них на ночевку — из боязни, что или спиннингисты порежут орудия промысла, или ночью тихо снимут конкуренты.

Доходим до первой точки, с которой вчера начинали нашу рыбалку. Картина та же — клюет мелкий судак, рвёт приманки, к тому же, берет очень капризно — щиплет слегка, дергает. Засечь такого очень трудно, да и ловить неинтересно… Мы отходим немного в сторону и становимся на последней за этот день точке — нашей яме, которая часто одаривала хорошими трофеями. Однако и тут всё то же самое: такой же мелкий судачок терзает приманки. Была, правда, у Виталика одна хорошая поклевка явно нормального судака, но он не успел вовремя подсечь.

окуньСтало понятно, что пора собираться… Надежды на вечерний выход клыкастого таяли с каждой минутой, да и время уже поджимало — ещё предстояли сборы на берегу и обратная дорога. Солнце начало клониться к горизонту, мы смотали снасти и приготовились пройти 6 км до берега. Снизу показались первые сейнеры, идущие на свой промысел…

Поездкой все остались довольны: хорошая компания, воздухом надышались вволю, пошутили, посмеялись, рыбки половили… И пусть рыбалка получилась очень трудовая и не очень результативная, все равно она отложится в памяти приятным воспоминанием — ведь каждый выезд на водоем для увлеченного рыболова, несмотря ни на что — это праздник.

Подпишись на новости