На главную » Все статьи » НА РЫБАЛКУ — В «АШАН»

НА РЫБАЛКУ — В «АШАН»

на рыбалкуРечь, конечно же, не об универсальном магазине, как, наверное, кое-кто подумал, а о днепровском заливе, который киевская рыболовная братия нарекла «в честь» одноименного шопинг-молла, что бетонной громадой вырос на одном из его берегов… Собственно, залив этот я собирался посетить давно. То в Интернете два раза подряд попался отчет с нереальными толстолобами, пойманными со льда, то просто человек отчитался о неплохом клеве плотвиц да окуней. Место ловли в отчетах было указано одинаковое — залив у супермаркета «Ашан», что на Радужном массиве в Киеве. То есть, почти рядом с домом. «Почти рядом» по киевским меркам — это пять километров.

И тут позвонил Андрюха. Его, как и меня, в начале зимы периодически посещали мысли о том, что неплохо бы поднять собственный уровень ловли рыбы на мормышку и хоть раз выступить в одной команде, для чего следовало выбраться на пару тренировок. Забегая вперед, скажу, что наше наплевательское отношение к спорту не прошло даром для спортивных амбиций героев сегодняшнего рассказа. Автор этих строк не поднялся выше чемпиона Украины в командном зачете, Андрюха, кажется, и вовсе наград всеукраинского уровня по подледной ловле не имеет. Правда, поскольку он моложе меня на 15 лет, надеюсь, что у него все впереди.

на рыбалкуНо мы отвлеклись. Итак, Андрюха предложил провести первую рыбалку в этом сезоне на льду залива «Ашан». Я был только «за». От прочитанного в Интернете воображение рисовало радужные, а вернее, полосатые (как окуни) и бронзовые (как лещи), а также золотисто-зеленые (как толстолобы) и серебряные (как плотва) картины. К тому же наш «домашний» водоем — Радужное озеро с его «прошеным» окунем, честно говоря, осточертело, несмотря на бенефис автора этих строк на зимней уклейке во время чемпионата Киева, бывшем одновременно отборочным в сборную Киева для поездки на ЧУ и КУ. Уклейку крайне интересно ловить зимой во время соревнований, когда ты, рыбка за рыбкой, с каждой минутой отрываешься от ничего пока не понимающих конкурентов, в такие моменты есть возможность локально обставить и многократного чемпиона мира Диму Корзенкова, и Лешу Страшного, и менее именитых, но не менее амбициозных товарищей.

Как раз один из таких нечастых, но регулярно случающихся на соревнованиях моментов заставил меня улыбнуться, припомнив недавние соревнования — Чемпионат Киева, проходивший как раз на Радужном озере. Команда наша в тот раз называлась очень эпично — «Разгильдяи домика рыбака», а название она получила с легкой руки спортсмена Бориса в день соревнований. Почему — станет понятно из дальнейшего повествования.
Дело в том, что капитан вышеназванной команды, автор этих строк, прославился с утра тем, что проснулся за 9 минут до начала регистрации в объятьях парикмахерши Ирины. И на расстоянии примерно 20 километров от водоема.

Косвенно в этом виноват был, правда, телефон «Самсунг» — разработчики которого придумали, в числе прочего, прикрепить разъем для подключения к розетке напрямую к монтажной плате и предусмотрели установку количества звонков будильника. Первое «ноу-хау» (вернее сказать, «ноу-ноу», ибо такой технический ляп я встретил первый, и, надеюсь, последний раз) привело к незапланированному ремонту телефона, а второе — к тому, что телефон, один раз дзынькнув в пять утра, согласно настройкам (а они после ремонта обнулились) благополучно заткнулся, не выполнив возложенную на него задачу и оставил спящих в объятьях Морфея. Подвесив, таким образом, на волоске победу и даже участие «Разгильдяев» в предстоящем ЧК, поскольку капитан, согласно должностным обязанностям, добросовестно закупился мотылем в количестве 1 кг на всю команду и промежуток времени между 5:00 и 6:51 того субботнего утра благополучно дрых, вместо того, чтобы направляться к месту соревнований.

Спас ситуацию жизненный опыт капитана. А именно, без девяти минут семь одним из спящих овладело все же какое-никакое беспокойство. Ученые утверждают, что мозг ночью не спит — а мозг опытного рыбака был, по-видимому удивлен, что его так долго не тревожат. Увидев сквозь веки на электронном табло часов непостижимую комбинацию «6:51», капитан вскочил с постели как ошпаренный, с одной мыслью — «будут бить». Товарищи по команде. Следующие четыре минуты прошли в лихорадочном заказе такси с одеванием термобелья, комбинезона и сапог одновременно.

на рыбалкуА дальше все было удивительно хорошо. Таксист пролетел через пол-Киева, и за 20 минут до старта капитан уже раздавал мотыля. Закончилось же все бенефисом и билетом в сборную, и если бы не Боголюбов, он же Vub — быть бы нам троим и с командными медальками тоже. Но и без того эмоций хватало.
Но вернемся к выбору водоема. На обычной рыбалке ловить уклейку неинтересно. На тренировке, честно говоря, тоже. Машины у нас тогда не было, и живем мы с Андреем на Левом берегу. Он — на Троещине, я — на метро «Черниговская». «Ашан» полностью нас устраивал и с точки зрения удобства доставки до места общественным транспортом. К тому же, Андрюха обещал просто прорву разнокалиберного окуня и очень интересный рельеф — он уже не раз бывал на этом заливе, а также присутствие всей днепровской рыбы. И, наконец, о ходибельности льда на этом заливе очень легко судить жителям Троещины и Воскресенского массива, ежедневно пересекающих Московский мост по дороге на учебу и работу — просто посмотрев на гладь залива. Лишь только на нем появляются черные точки «пингвинов» — значит, время созваниваться с друзьями и, не откладывая, выходить на лед. А Андрюха как раз регулярно «пересекал» и видел.

Рыбацкое утро выдалось туманным. Как обычно, я опоздал примерно на 20 минут. Или в тот раз Андрюха в отместку опоздал на полчаса?.. Точно не скажу, но то, что проучить товарища, опоздав в следующий раз на большее время, в нашем мини-коллективе ни удавалось ни разу — это факт. Наивный Андрюха однажды решил в отместку опоздать на час. Но беда была в том, что я, замерзнув, ушел домой, откуда вышел все равно спустя время после прибытия Андрюхи на место встречи. В результате, он, как обычно, ждал 20 минут. После этого мы уже просто дружили.

Дорога к заливу проходила через кучи свежесмерзшейся глины мимо дощатого забора, из очередной дыры которого вдруг выскочила пара двортерьеров и заливисто и азартно стала нас облаивать. Близкое знакомство с ними совершенно не входило в мои планы. Кроме шуток, стая полудиких дворняг зимой — это неприятно. Тем более, что пешня у меня была старая, советская, и очень тяжелая. Пригвоздить кого-либо к дереву или льду ей можно было за милую душу, а вот отмахиваться от ловких зверей долго не получилось бы физически. В памяти всплыл рассказ моего давнего товарища Бориса о 300 метрах заснеженной дороги, которые он прошел за час, отмахиваясь пешней от злобной и хорошо организованной стаи.

Две собаки — это не стая, и жизни нашей точно ничто не угрожало. Но отправляться в пастеровский пункт вместо рыбалки как-то не входило в планы. К тому же, оставался загадкой интерес этих псов именно к нам. Мимо прошло уже пару человек, испуганно косясь в нашу сторону — псы упорно игнорировали их, с молодцеватым задором и рыком продолжая облаивать автора этих строк и Андрюху. К счастью, спустя пару минут задор собак стал угасать — а параллельно у меня забрезжила надежда, что рыбалка сегодня все-таки состоится. Стало возможным даже отойти на пару метров друг от друга.

И тут обнаружилось странное — собаки лаяли не на нас, а целенаправленно на Андрея. Почему же?.. Тут ветерок подул со стороны Андрея, и я вдруг все понял. Дело в том, что у Андрюхи дома в разные периоды жило от двух до шести котов. Кто-то из них, а возможно, и несколько на лето наверняка облюбовали зимнюю рыболовную амуницию, хранящуюся на балконе и которую Андрей сегодня естественно надел на себя. Естественно, что человек, пропитанный запахом котов, казался собакам сконцентрированным воплощением кошачьего начала и доводил их до бешенства. Ладно, если бы собачки попались нам на пути где-нибудь в середине зимы — вещи успели бы проветриться за пару рыбалок. Но полгода плотного контакта с Felis silvestris catus и всего полчала на улице! Полчаса, Карл!..

Короче, спустя еще пять минут мы благополучно утерли пот со лба (собачки отвязались), стоя на берегу широченного, в тумане, залива, на другом берегу которого виднелась бетонная громада торгового центра.
Окуня под берегом, действительно, было много, но больно мелкого. Чуть более крупную рыбку приходилось искать, но размер ее также не радовал — до 80 граммов. Примерно через полтора часа и двадцать лунок такая рыбалка начала надоедать. Спортсмен внутри автора уступил место исследователю и добытчику.

на рыбалкуЯ спросил Андрея: «Слушай, а что это мужики посреди залива ловят?». «Белую рыбу», — ответил он. «Пошли и мы попробуем, что ли?», — робко предложил я. Но Андрюха сказал, что это неспортивно, что «кости» ему сто лет не нужны и вообще, ловят они «бель» на гирлянды, и он не пойдет. Автор этих строк еще примерно полчаса добросовестно оттачивал мастерство на ни в чем не повинных окунях. Под конец стали попадаться окуньки поменьше — с мизинец.
«Андрюха!» — тревожно сказал я. «Что?..» — по-доброму отозвался товарищ, извлекая из лунки очередного «мизинчика». «Кажется, я начинаю прирастать ко льду и покрываться пятнами». Товарищ растерянно смотрел на меня. «Превращаюсь в «мухомора» — сказал я, пыхнув сигаретой и напустив на себя важный вид. «Одолевает нестерпимое желание наконец где-нибудь усесться и половить спокойно рыбку». «А-а…», — с видимым облегчением произнес Андрюха, моментально теряя ко мне интерес. «В общем, пошел я — посмотрю, что там у мужиков? Будет клевать — позвоню».

Но Андрюха уже не слышал — очередной «мизинчик», пока мы разговаривали, судорожно дернул кивок вниз. Андрей сноровисто отточенными движениями выхватил того из лунки и через мгновение отправил обратно. Махнув на прощание товарищу рукой, я бодро шагнул в сероватую влажную пелену. Туман на зимней рыбалке, помимо того, что повышает опасность не заметить промоину, а то и заблудиться на большом водоеме, имеет и одно преимущество. А именно — количество «поджопников» (таким не очень лестным словом киевские рыболовы именуют любителей вплотную оббуривать нашедшего рыбу) резко снижается. Появляется реальная надежда выловить дневную норму без присутствия незваных гостей.

Чтобы не распугать раньше времени бель, которая гипотетически плавала где-то подо мной, я решил не злоупотреблять пешней. План был — найти несколько старых, возможно, прикормленных лунок, и попытать удачи на них.
«Ты ориентируйся на старые лунки. Их местные пробили, а они просто так бить лунки в морозы на одном месте снова и снова не будут» — так говорил мне товарищ по сборной Киева Андрей Макий перед стартом Кубка Украины 2010 в Ивано-Франковске. В результате даже без лиманного мотыля мы смогли занять тогда второе командное место. А первое было у сборной Киевской области — у которой, единственной среди всех участников, «лиманник» был.

И я нашел эти «стационарные» лунки. Среди общего хаоса они располагались как бы полукругом, в количестве четырех штук. Так обычно располагают лунки, если ловят на неподвижную мормышку, и место менять не собираются. Это был примерно центр залива. Ближайшие конкуренты еле просматривались метрах в восьмидесяти, а основной «пелетон» был не виден. Сутуловатая сухощавая фигура товарища тоже давно скрылась в тумане. «Ну-с, проверим глубину… Первое опускание мормышки — и первое недоумение. Дна нет!.. Наконец, когда я вымотал чуть ли не весь запас лески, кивок вдруг мягко выпрямился.

Метров 10-12 — прикинул я. Резкий контраст, учитывая, что окуня мы ловили на глубинах 1,5-3,5 м. Хорошо, что мормышка была хоть и спортивная, но не самая легкая, и ее веса хватило, чтобы управлять снастью. Приподнимаю мормышку на пару миллиметров над дном — и начинаю плавно, с небольшой амплитудой покачивать ею. Через несколько секунд начинаю плавный подъем от дна.
Понятие «чуйка» применительно к зимней рыбалке хорошо изучено. Бывает, не успеваешь понять, какое движение совершил кивок — а рука уже автоматически делает подсечку и затем начинает отрабатывать упругие рывки мощной рыбы… Малейший сбой в работе кивка, который не успеваешь осмыслить или как-то описать, тем не менее, «обрабатывает» твое подсознание — и в 9 случаях из 10 оно тебя не обманывает.

Вот так и сейчас. Какое-то непонятное движение на подъеме. Мозг команду на подсечку не дал, но тело внутренне подобралось, зрение — обострилось. Скорее всего, кто-то заинтересовался наживкой. Вытаскивать леску длиной 10 м — небыстрое занятие, особенно для непривычного к ловле на глубинах рыболова. Так и есть — рубиновая личинка насквозь пробита жалом и слегка стянута вниз, на поддев крючка.
Заменив мотыля на свежего, бросаю в лунку несколько личинок, меняю насадку на свежую — и вперед! Большая глубина уже не шокирует, хотя мормышка тонет долго. Нашел дно, начал играть. Мормышка сантиметрах в десяти ото дна, и тут не какое-нибудь непонятное движение, а совершенно четкий изгиб кивка. Подсечка — и вот она, есть!.. Леску что-то уверенно тянет вниз, в прозрачные глубины. И это «что-то» хоть и не трофейного размера, но явно не 100 и даже не 200 граммов!..

на рыбалкуИ вот в лунке появляется начавшая бронзоветь голова. Подлещик! Небольшой, граммов 350, но по сравнению с утренними окунями — нечего и сравнивать! Снова щепотка мотыля в лунку, снова мормышка уходит в воду, но на этот раз дно мне найти не удается. Причина становится понятна спустя секунду по натяжению лески. Еще один подлещик, чуть поменьше размером, сел на крючок во время опускания.

И пошло-поехало. Вываживание, затем долгое ожидание, пока мормышка опустится в придонные слои — и сразу поклевка спустя несколько секунд. Адреналин, удовольствие, радость. По-прежнему вокруг никого. В тумане прибрежные вербы. Хорошо!..
Звоню Андрюхе. Товарищ уже наловился, и подлеща на 10 метрах ловить не хочет. К тому же, ему скоро пора домой. Наверное, какие-то амурные дела. Что ж, дело молодое — вспомнил я свои студенческие похождения.
А ведь клюет!.. Вот и еще один красавец ходит кругами в лунке. К сожалению, в какой-то момент натянутая леска в очередной раз задевает острую кромку лунки — и подлещик уходит с мормышкой-«киселевкой» в губе.

Не жалко, но после схода клевать стало заметно хуже, да и подлещик пропал, его сменила стограммовая густера. Можно и домой отправляться — ящик заметно потяжелел — норма на сегодня, похоже, выполнена.
Как приятно идти домой, когда плечо ощутимо оттягивает уже почти забытая тяжесть рыбацкого ящика!.. Тем более, что идти недалеко — вот, за деревьями виднеется конечная маршрутки. Там же маршрутку ждал и еще один рыбак. Мы разговорились, и в ответ на моих подлещей, он, к моему удивлению, предъявил отличных окуней — граммов по 100-200. Из того же залива «Ашан», кстати. Правда, где он нашел таких — осталось загадкой, учитывая наши с Андреем «детсадовские» окуневые похождения.

Естественно, спустя несколько дней я вновь был на гостеприимном «Ашановском» льду. Но рыба клевала хуже, размер ее был мельче, а самое досадное — видимость была отличная, и по широкой ледяной глади носились десятки «поджопников», не добавлявших удовольствия от рыбалки. Лишь в вечерних сумерках, которые в декабре начинаются чуть ли не в половине третьего, моей мормышкой заинтересовался красавец-синец. Приятели — Роман («Рума») и Дмитрий по прозвищу «Царь», которых я встретил на льду «Ашана», подтвердили мои наблюдения. Лучший клев, по их словам, здесь бывает в утренние и вечерние сумерки. Они ловили щук и судаков — на балансир и на жерлицы.

А еще спустя неделю рыба в «Ашане» стала совсем прошеной и ездить туда я перестал.
Спустя год все повторилось. Как оказалось, «Ашан» — отличный водоем для ловли, но, в основном — по перволедью. Причины такого положения вещей следующие: первые несколько недель после ледостава на заливе, основная часть Десенки — рукава Днепра, с которым «ашановский» залив соединен протокой, все еще свободна ото льда; неудивительно, что подо льдом на больших глубинах (а они достигают здесь 14 м — из залива раньше брали песок для гидронамыва Радужного массива) собирается масса днепровской рыбы. Вслед за густерой, синцом и подлещиком (а крупным синцом этот залив очень славится, только ловят его здесь в основном в толще воды, на «гирлянду») в залив заходит немало судака и щуки, которых рыболовы успешно ловят на балансир и жерлицы.

на рыбалкуВначале рыба ловится очень активно в течение всего светлого времени суток. Но спустя буквально несколько дней: под рыболовным прессингом с одной стороны, и вследствие расширения пространства, покрытого льдом — рыба становится более редкой и более осторожной. Хороший клев смещается сначала на утренние и вечерние сумерки, а потом рыба, миновавшая рыбацкие крючки, начинает болезненно реагировать на скопления народу на льду, становится осторожной и частично покидает залив — в общем, это тот момент, когда необходимо менять водоем.
Ни хвоста, ни чешуи, рыболовы! До встречи на «ашановском» льду!

Подпишись на новости