На главную » Все статьи » В ПОГОНЕ ЗА ОКУНЕМ КИЕВСКОГО МОРЯ — часть 1

В ПОГОНЕ ЗА ОКУНЕМ КИЕВСКОГО МОРЯ — часть 1

ловля окуня на спиннингКиевское водохранилище, расположенное выше города, у нас называют Киевским морем. Оно действительно величаво — ширина в некоторых местах достигает 11-12 км, противоположный берег порой лишь угадывается узкой темной полоской на горизонте. Водоем всегда славился обилием хищной рыбы: сома, щуки, судака, жереха, окуня. Правда, в последние годы уловы спиннингистов резко сократились и не идут ни в какое сравнение с результатами былых рыбалок. Виной тому и бесконтрольный промышленный лов, нагло ведущийся с ведома коррумпированной рыбинспекции даже в период нерестового запрета. Честным рыболовам в этот период на воду на лодках выходить нельзя, зато целые армады сейнеров безбоязненно раскидывают сети, вычерпывая икряную рыбу.

Очень сократил поголовье всех видов рыб известный эпизод, когда из-за боязни подтопления во время весеннего паводка богатых поместий в Конча Заспе в водохранилище сбросили уровень воды до критического уровня. Километры толстого льда придавили на мелководьях огромное количество всевозможной рыбы — по масштабам это близко к экологической катастрофе, но никто так и не понес наказания за преступный беспредел.

Подводные охотники тоже вносят свою лепту — охотятся, вопреки правилам, ночью; из-под фонаря выбивают маточное рыбье поголовье. Об этом говорилось и писалось сотни раз, но ситуация не меняется, армия любителей наживы постоянно растет. И рыболовы-любители тоже, если говорить начистоту, нещадно выбивают хищника: это и переловы, оправдываемые массой причин, и несоблюдение минимального размера выловленной рыбы. Особенное возмущение вызывают отдельные «рыболовы», обладатели дорогих машин и лодок, пакующие в мешок судачков-сеголеток. Сказать, что для еды, так в тех мальцах и есть-то совершенно нечего, это просто тупое, бессмысленное уничтожение рыбы.

рыбалка на окуняВ который раз посещает мрачная мысль — человек (якобы разумный) из-за своей алчности не в состоянии жить в гармонии с природой; глядя вокруг, явственно понимаешь, что ни о какой гармонии речь не идёт. Где только ни появляется хищный homo sapiens — там всему живому приходит конец, иногда сразу, иногда постепенно, но финал во всех случаях одинаков.

Однако, природа все же сопротивляется. Например, Киевское море подпитывается рыбой из Беларуси — из Припяти и верхнего Днепра, без этого водохранилище уже давно бы вычерпали до последней рыбешки. Не зря даже промысловые сейнеры целыми флотилиями идут издалека к вершине водохранилища, сжигая недешевое топливо, — в приустьевые участки рек, где рыбы больше, и где еще есть что урвать.

Конечно, рыбка пока имеется, и поймать ее вполне реально, но об изобилии былых лет теперь нужно забыть. Приходится всеми правдами и неправдами приспосабливаться к сложившейся ситуации, тратить много сил и времени в надежде поймать хоть что-то достойное. Киевское море всегда славилось своим крупным окунем, численность окуневого стада водохранилища была огромна — именно он составлял львиную долю рациона здешней щуки. Причем, окунь Киевского моря не столь капризен, как его собратья в черте города и пригороде, он отлично ловился на топвотеры и минноу длиной 100-130 мм. Например, поймать крупного окуня осенью на Balisong 130 SP или Rudra 130 SP считалось вполне обычным и рядовым делом; 10-, 12-сантиметровые попперы и уокеры тоже уверенно привлекают здешнего полосатого.

Однако временами и он, бесстрашный, жадный и наглый, начинает капризничать как малое дитя, отказываясь от любых предлагаемых ему приманок, и тогда приходится ломать голову — что же ему такого предложить, чтобы заставить атаковать? Иногда удается угадать и перехитрить окуня, но бывает и так, что все усилия оказываются тщетными. Но при любом исходе окуневая охота интересна и увлекательна! Об одном таком выезде и хочу рассказать: подобные истории, уверен, случались у каждого спиннингиста, практикующего ловлю окуня.

Та августовская поездка планировалась спонтанно: сначала речь шла об однодневной рыбалке, но затем я предложил поехать на два дня с ночевкой, и все радостно согласились — теперь осталось только утрясти все со своими домашними, и дело в шляпе! Рыбачить решили втроём на большой комфортной лодке Виталика с мощным мотором: сам хозяин лодки, я и мой тёзка Андрей — вся наша окуниновская бригада в сборе.

рыбалка на окуняНебольшая проблема заключалась в том, чтобы скарб взять по минимуму, поскольку всё добро предстояло возить с собой и во время ловли. Ночевать мы собирались на одном из многочисленных островов в море выше Окуниново. Однако, даже этот минимум серьезно ужал свободное место в лодке: у каждого по ящику со снастями, палатка, карематы, спальные мешки и прочая амуниция… Всё это растолкали по всей лодке, получилось тесновато, но ловить как-то можно. Впрочем, у нас другого выхода не было, оставалось приспособиться.

Из Киева мы выехали рано утром в субботу. Настроение было празднично-приподнятое — впереди ждала двухдневная рыбалка, да и компания подобралась очень приятная. До места сброса в бывшем заповеднике в Сухолучье по хорошей дороге добрались очень быстро. Для беглого Януковича, который ездил в эти места побаловаться охотой, положили асфальт по мировым стандартам — дорожное покрытие гладкое, как яичко.

Мы с друзьями сходимся во мнении, что напрасно с этого красивого дикого леса сняли статус заповедника. Например, единственное удобное место сброса для лодок с лафетом на воду уже загажено настолько, что смотреть противно. И гадят ведь люди, приезжающие порыбачить… В один из приездов мы имели возможность наблюдать такую картину: пьяные в хлам рыболовы не уследили за костром, сухая трава вспыхнула как порох, и загорелся лес… Сгорела их палатка и вещи, а сами они, испугавшись ответственности за содеянное, прыгнули в лодку и сбежали. Пожар совместными усилиями рыболовов, слава Богу, потушили… Но безумно жаль почти нетронутую ранее природу — бескультурная орда пьяниц и хапуг рано или поздно уничтожит и здесь все живое.

Индикатором безобразного отношения к природе ездящего сюда люда стала реакция жителей прибрежных сел, расположенных в бывшем заповеднике: чтобы не гадили на берегах, большинство ведущих к воде через лес дорог местные перекопали глубокими траншеями, а на оставшихся поставили прочные шлагбаумы с замками на цепях. И я их прекрасно понимаю: жили себе люди спокойно среди природной красоты, а тут вдруг неконтролируемое нашествие загаживающей все вокруг толпы… От такого бедствия поневоле начнешь защищаться любыми доступными способами.
Очень грустно оттого, что среди нас столько бескультурного быдла — они валят мусор себе и другим под ноги, красота природы, нормы человеческого общежития — всё это для них пустой звук, не доросли в своём развитии до осознания таких сложных категорий.

На берегу нас ждал неприятный сюрприз — уровень воды в водохранилище упал еще сильнее, и теперь сбросить большую и тяжелую лодку с лафета становилось весьма проблематично. Вода отступила от пологого берега метра на два — два с половиной, часть этого пути лафет должен был пройти по глубокому песку, а часть — по зыбучему, который засасывал колеса и держал их мертвой хваткой. Такое случается каждую осень — уровень сбрасывают очень сильно, причем, по совершенно непонятной причине: нормального обоснования для таких действий нет, зато очень правдоподобен вариант, с которым соглашались все, с кем я беседовал на эту тему. Промысловики заносят взятку нужным людям, воду сильно сбрасывают — уровень падает и рыба скатывается на ямы, где ее и черпают сетями. Но этой осенью сброс воды был просто катастрофический — такого я даже не припомню, никогда в прошлые годы подобного не было.

ловля окуня на джигС горем пополам все-таки удалось сбросить лодку. Стараясь не медлить, так как душа у всех рвалась поскорее «в пампасы», загрузили ее вещами и снастями, закрыли машину, пристегнув к ней лафет стальным тросом (привет ворам), и отчалили от берега. Впрочем, отчалили — это слишком громко сказано. Сначала пришлось разуваться и по щиколотку в воде метров сорок-пятьдесят тащить лодку по экстремальному мелководью, в которое превратилась прибрежная зона. Слава Богу, в этот раз ветер дул не к нашему берегу, в противном случае (несколько раз так уже бывало) прибойная волна сбивала сине-зеленые водоросли в толстую зловонную массу, которая облепляла все, что ее касалось.

Постепенно становилось глубже. Мы запрыгнули в лодку и взялись за весла, чтобы отгрести еще немного, так как все равно было слишком мелко — иногда весла задевали дно. Наконец, глубина стала достаточной, чтобы завести мотор. Все расселись поудобнее, еще раз проверили, надежно ли лежит в лодке наша поклажа, и Виталик дал газу. Лодка практически сразу вышла на глиссирование и понеслась по небольшой волне — с утра ветер еще не успел разгуляться как следует, поэтому волнение на поверхности воды пока было небольшим.

Мы держали путь к двум нашим точкам: первая была на глубокой канаве, уходившей по направлению к Страхолесью, а вторая — на небольшой локальной девятиметровой яме. Ямка была очень примечательная: на свалах и на глубине ловился судак, вверху свала — окунь, иногда довольно крупный, и периодически случались поклевки щук весом от четырех килограммов и более. Двух из них вообще не могли поднять на поверхность — в них, думаю, было не меньше 7-9 кг веса, и после продолжительной борьбы обе обрезали недостаточно толстый поводок из флюорокарбона, рассчитанный на капризных в этом отношении судака и окуня.

Выставились на первой точке, на канаве. Под лодкой было 9 м, а забрасывали приманки на 4 м, мелкими шажками стягивая их на глубину: это место постоянно дарило судаков, часто помногу и достаточно крупных, в прилове попадались и небольшие сомики. Полчаса ловли с частой сменой приманок никакого результата не дали. Обычно, если судак был более-менее активен, то он сразу же, с первых забросов, как-то проявлял своё присутствие. А тут полнейшая тишина — словно в бочку с водой забрасываем втроем самые разные приманки… Стало понятно — ждать на этой точке нечего, и мы решили проверить находящуюся неподалеку, метрах в пятистах, заветную яму.

Ямка была, как я уже сказал, весьма локальная, поэтому необходимо было с точностью буквально до метра выставиться точно по ее центру. С этой точки можно было в любую сторону добросить до вершины свала, где было 3,5-4 м, а затем, по классике, стягивать приманку на глубокое место. Если на канаве обычно ловился только судак, то на яме в прилове почти постоянно был окунь, который атаковал приманки на вершине и на первых метрах свала, а приятным бонусом очень часто бывала поимка крупных щук. Скорее всего, эти щуки все же были «блуждающими», а не постоянно обитали в яме, иначе бы судак, в том числе и мелкий, и средний, там бы не держался, так как зубастая кушает судачью молодь за милую душу.

Быстро выставляемся точно по центру ямы в самом глубоком ее месте. Оснащаем спиннинги приманками: Виталик ловит только на съедобный силикон собственного изготовления, а мы с Андреем попробуем ловить окуня мелкими твистерами на отводном поводке. Полосатый, как выяснилось с первых же забросов, был очень активен и атаковал силикон по несколько раз за проводку практически на каждом забросе — ловля была очень азартной и увлекательной. Поклевка следовала за поклевкой — были и поимки, и сходы. Окунь в основном ловился граммов на 200-250, несколько хвостов попались весом не менее 500-600 гр.

ловля окуня на спиннингУ Виталика поклевывал судак, но всё больше мелкий, откусывал приманкам хвосты или вообще перекусывал пополам. Если же его удавалось все-таки засечь, то судачок-подросток, конечно же, отпускался. Хотя приходится видеть, как отдельные рыболовы пакуют юных полупрозрачных судачков чуть ли не мешками. Особенно противно, когда делают это явно небедные люди — модно экипированные, на дорогих лодках. На эту тему даже говорить уже не хочется — пока не будет астрономических штрафов за перелов и превышение минимального размера выловленной рыбы (и обязательно строгого контроля), такой беспредел будет продолжаться…
Продолжение ЗДЕСЬ.

Подпишись на новости