На главную » Все статьи » ЛЕГЕНДА ЖИВА! И НЕ СДАЁТСЯ! Gary Loomis — часть 1

ЛЕГЕНДА ЖИВА! И НЕ СДАЁТСЯ! Gary Loomis — часть 1

gary loomisС Гэри Лумисом (Gary Loomis)
беседовал Terry BATTISTI
перевёл Борис БЕЛЕВЦОВ

Не так давно, сразу после того, как компания «G.Loomis» объявила о том, что бланки продавать больше не будет, стали циркулировать слухи, будто бы сам Гэри Лумис (Gary Loomis), живая легенда в мире производства удилищ, вновь возвращается в бизнес. Гэри — не та фигура, чтобы слухи остались незамеченными, на интернет-форумах закипели дискуссии: неужто ветеран снова готов идти дальше?
Интернет-ресурс Tackle Tour не стал ходить кругами, они обратились прямо к герою пересудов. Получился очень обстоятельный разговор.

ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ
Карьера Гэри (Gary Loomis) в бланкостроении началась счастливо в 1964 году на берегах одной из его любимых лососевых речек в штате Вашингтон. Он тогда только уволился с флота, стоял месяц май, и был ход стилхэда. Летом его уловы были «просто неправдоподобны», но когда оно миновало, Гэри (Gary Loomis) увидел, что его проверенная снасть уже не работает так, как хотелось бы… Будучи механиком, он хорошо усвоил, что для каждого дела должен быть подобран подходящий инструмент…
Вот, что рассказывает сам Гэри Лумис (Gary Loomis).

Май прошёл, вода стала спадать, рыба оставалась в реке, но всё труднее становилось уговорить её на поклёвку, я стал осознавать, как важна подача приманки, — каждый раз, когда ставил тоньше лесу, ловил больше рыбы. Я дошёл до лесок 6-8 lb. Рыба брала, но леса рвалась. Я раздумывал и так, и сяк… анализировал, и пришёл к выводу, что леса уверенно держит сильные потяжки рыбы, это не проблема. Она рвётся при резких рывках. То есть, требовалось удилище, которое гасило бы эти рывки, не давая леске порваться. Но ведь именно так и работают нахлыстовые удилища! Я пошёл в местный рыболовный магазин и купил стеклопластиковое нахлыстовое удилище 7 класса. Дома переделал рукоятку, поставил катушкодержатель, примотал спиннинговые кольца. В итоге получился спиннинг 10,5 футов длиной, с которым я смело мог управляться с лесой 6 lb, без риска порвать её.

Затем, когда уровень воды ещё больше понизился, и она стала ещё прозрачнее, я пришёл к тому, что нужно ловить уже на лесу 4 lb, — иначе поклёвок очень мало. Моё переделанное в спиннинг удилище 7 класса было слишком мощным для этого. Снова пошёл в магазин, и на этот раз купил себе нахлыстовое удилище то ли 4-го класса, то ли 5-го…

g.loomisКогда лето закончилось, я оставался единственным, кто в нашей речке продолжал успешно ловить рыбу. В день я ловил не одну, а когда четыре, когда шесть… Это уже стало действовать на нервы местным рыболовам. Однажды вечером, когда я направлялся к своей машине, ко мне подошёл один из них, и спросил: «Как это так выходит, что ты один ловишь, и больше никто?». Я показал ему удилище и оснастку, но он отказывался верить, что можно ловить такой деликатной снастью. Чтобы убедить, пришлось реально показать ему ловлю в процессе, после чего он стал спрашивать, где продаются такие удилища? Я сказал, что сам сделал. Он предложил мне за него $100. Я в то время зарабатывал $97,20 в неделю, парень предложил за удочку больше, чем мой недельный заработок, но я отказался — удочка не для продажи! Он предложил мне $150, я снова отказался. Но когда он сказал — $200, я не устоял и продал, после чего сразу же направился в магазин, купил удилище и сделал себе в тот же вечер новый спиннинг.

На следующий день, когда я приехал на рыбалку, возле того места, где я обычно ставил машину, меня поджидал уже другой рыболов. «Это ты тот парень, который продаёт стилхэдовые удилища? Продай и мне». Я продал ему свой новый спиннинг за $200. Затем пошёл домой и объяснил жене, как их делать… Вот так я и вошёл в бизнес по производству удилищ.
А потом я работал в Cascade Rods, позже перешёл в фирму Lamiglas.

РОЖДЕНИЕ ГРАФИТА
Гэри Лумис (Gary Loomis) не был первым человеком, кто применил материал, который мы называем одним словом «графит», в производстве бланков рыболовных удилищ, но он сыграл большую роль на начальных этапах его освоения в этой области.

Fenwick представил первое графитовое удилище на чикагской выставке AFTMA в 1973 году. Я увидел те первые образцы и сразу же в них влюбился! Графитовые удилища были легче, жёстче и чувствительнее любого прута, что я держал в руках в своей жизни. Я сразу понял, что мы в Lamiglas должны тоже пойти этим путём, но владельцы фирмы моей убеждённости не разделяли. Как и положено хорошему работнику, я не стал их слушать, а стал собирать информацию по новому материалу. Мой первый исследовательский бюджет по этой теме составил $250. К тому моменту, когда я его израсходовал, я уже смог убедить Lamiglas, что стоит рискнуть, — дело стоящее.

Следующий бюджет составил $5000, но с условием, что к очередной выставке AFTMA я должен сделать шесть различных графитовых удилищ. Вот тут-то и начались затруднения… В Сиэтле я пошёл в библиотеку, — посмотреть, какие сведения я найду по этому новому материалу, но там оказалась лишь одна статья. Ничего определённого из неё я не узнал, кроме того, что материал этот применяет Boeing. Тогда я стал у проходной завода Boeing и спрашивал каждого входящего или выходящего — знает ли он что-то про графит? Или, может, знает кого-то, кто знает? В первый день я никого не нашёл, на второй день пришёл снова. Один из сотрудников подошёл ко мне и спросил: «Послушай, ты ведь стоял здесь, кажется, и вчера?». Я ответил, что и завтра тоже буду стоять… Тогда он посоветовал мне не тратить напрасно время, а пойти к другому входу, которым пользуются инженеры.

(Простите, не могу удержаться — представил себе, как какой-то парень в СССР 70-е годы подходит к проходной мощного предприятия, где разрабатывают и производят много всего разного, в том числе самолёты для ВВС, и пристаёт к сотрудникам с расспросами про последние технологии… Нужных «сотрудников» он бы быстро увидел, они бы сами к нему подошли).

Я воспользовался его советом, и у того входа мне посчастливилось встретить джентльмена по имени Harry Mathison. Он был инженером и как раз занимался графитсодержащими композитными материалами. А всего таких спецов в мире на тот момент было четыре человека. Мистер Mathison согласился поговорить со мной про графит.

Я пригласил его вместе пообедать. Потом позавтракать. Потом на ланч. Я не отставал от него до тех пор, пока он не согласился помочь мне разработать удилища. Он привлёк своих людей, и мы начали изучать закономерности изгиба графитовых трубок. Материал тогда ещё только осваивался, его применяли в конструкциях самолётных крыльев, никто численно не представлял параметров гибкости трубчатых конструкций из графита. Мы должны были сделать определённое количество трубок, гнуть их до излома, обработать данные и получить формулу, имея которую впоследствии можно было бы разрабатывать бланки с нужными характеристиками на компьютере, вместо того, чтобы наобум изготавливать опытные образцы, а затем смотреть, как они гнутся под нагрузкой.

Через полгода, в 1974 году, у нас была эмпирическая формула и 32 модели бланков. Увы, они не были такими лёгкими, как бланки от Fenwick, те весили в 6 раз меньше, чем аналогичные стеклопластиковые, а наши — только в три раза. Я не знал тогда, что Fenwick столкнулся с большими проблемами в части прочности бланков, — они были очень ломкими.
Время и деньги, потраченные нами на разработку формулы изгиба графитовых бланков, когда дело дошло до реального производства удилищ, вывели нас вперёд. Наши удилища были тяжелее, но они не ломались!

g.loomisПроблема Fenwick была в том, что, во-первых, они не привлекли специалиста по композиционным материалам к разработке бланков; во-вторых, они не учли, что графит не только в 6 раз легче стекловолокна, но и вдвое уступает тому по прочности, — сделав удилище в 6 раз более лёгкое, они сделали его в 12 раз более хрупким на излом.
В те времена лидерство Fenwick в области производства удилищ было бесспорным, а тут на выставке AFTMA появляемся мы и пытаемся убедить всех в преимуществах графита над стекловолокном. Хрупкость графитовых удилищ от Fenwick стала проблемой и для нас — если уж у такого авторитета, как они, графитовые удочки ломаются, как спички, то что говорить о других производителях?..

В тот наш дебютный год я не продавал удочки, я продавал графит. На выставке я предлагал всем лично протестировать графитовые удилища на предмет прочности. Я сделал фанерный ящичек размером 6 на 6 дюймов, внутрь поместил 5 фунтов свинца, закрыл ящик и прикрепил вертлюг. Я оснастил 9-футовое удилище 8 класса катушкой и шнуром, и когда посетитель подходил к нашему стенду, я совал ему в руки удилище, предлагая поднять им ящичек и определить, какой вес он поднял; если угадает — получит в конце выставки комплект: удилище и катушку. За неделю «подход к снаряду» проделали человек восемьсот. Восемьдесят процентов из них не смогли оторвать ящичек от пола, другие — чуть приподняли, и лишь один процент составили те, кто смог поднять.

В субботу после обеда подошёл высокий, крупный мужчина. Я протянул ему удочку и предложил поднять груз. Он пощупал удилище и вернул мне со словами: «Отличная удочка, не хочу её ломать». Я сказал, что удилищем можно поднять 8 фунтов. Он с сомнением посмотрел на меня… Попробуйте, настаивал я. Пока мы с ним препирались, вокруг уже собралась толпа человек в триста, там уже делали ставки, я сам слышал, как на кон ставили $600!

Мужчина согласился и стал поднимать ящик, тот подавался с большим трудом, и я предложил свою помощь… Я тогда ещё, не знал, кто этот джентльмен… Моё предложение помочь его подхлестнуло, и он поднял груз на 5 футов от пола! Опустив ящик, он воскликнул: «Это чёрт, а не удилище!». Как оказалось, то был Ted Williams из Зала Славы бейсбола, один из моих школьных кумиров! В том году он купил у меня 13 удилищ.
Если графитовый бланк спроектирован и построен с учётом свойств материала, он прочен. Именно то, что я привлёк к разработке специалистов, сделало Lamiglas первым поставщиком надёжных графитовых удилищ».

Гэри Лумис (Gary Loomis) покинул Lamiglas в 1978 году с мыслью развить новое дело, которое он начал, работая на Lamiglas, — производство графитовых стрел для лука. Но с Lamiglas всё складывалось непросто, уступать что-либо Лумису они не собирались.

Гэри вспоминает: «Уходя из Lamiglas, я и не думал конкурировать с ними на рынке удилищ, но раз и со стрелами не получилось, то в 1980 я основал Loomis Composites. В 1981 году правительство призывало бизнесменов создавать совместные предприятия в странах, дружественных США, обучать там персонал, передавать технологии — с тем, чтобы способствовать их экономическому развитию. Именно тогда я учредил на Тайване совместно с местной фирмой Taiwan Tackle фирму по производству удилищ Loomis&Franklin. Но вскоре я оставил и Loomis&Franklin, и Loomis Composites.

А то, как начиналась фирма G.Loomis, вообще замечательная история! Я тогда работал в компании Sherman Machines. В один прекрасный день пришёл домой и сказал жене, что нам нужно серьёзно поговорить.
Она спросила: «О чём?».
Я объявил, что теперь уже точно знаю, чем хотел бы заниматься всю оставшуюся жизнь. Но чтобы начать дело, мы должны продать всё, что нами нажито, — у меня уже накоплен большой опыт, и я открою новую фирму, чтобы делать удилища!

gary loomisЖена лишь сказала: «Я лучше присяду…».
И мы продали всё, что имели… За следующие полгода я заново разработал всё оборудование, необходимое для производства бланков, оставалось сделать ещё один станок, и фирма готова была приступить к выпуску продукции. И тут в мастерскую вошла жена и попросила меня сесть, чтобы поговорить.
Я занят, — ответил я, — это такой важный разговор, что должен бросить работу, сесть и слушать?
Я лишь хочу сказать, что у тебя есть любящая жена, двое прекрасных детей и $32,10, которые остались на банковском счёте.
Да, мне лучше присесть, — сказал я…
Продолжение ЗДЕСЬ>>>

Подпишись на новости