На главную » Все статьи » ЛЕГЕНДА ЖИВА! И НЕ СДАЁТСЯ! G.Loomis — часть 2

ЛЕГЕНДА ЖИВА! И НЕ СДАЁТСЯ! G.Loomis — часть 2

С Гэри Лумисом (G.Loomis
беседовал Terry BATTISTI),
перевёл Борис БЕЛЕВЦОВ.

Окончание, начало >>>ЗДЕСЬ>>> …Мы обсудили ситуацию, и я тогда решил вернуться в Sherman Machines на год, немного накопить денег, а потом продолжить строить свой бизнес. Я уже сделал определённые шаги в этом направлении, но тут мне позвонил Dennis Shiebe из Cabela’s и заявил, что они хотят, чтобы я делал для них бланки. Заказ у них пока такой: по 280 бланков в день на следующие 6 месяцев. Я объяснил, что не могу — недостаёт одной важной единицы производственного оборудования, а у меня нет денег, чтобы её изготовить. Он ничего не хотел слушать. Я повторял, что с радостью бы выполнил их заказ, но это физически невозможно! Dennis спросил — сколько стоит это оборудование? Сколько нужно денег? Я ответил, что посчитаю, определюсь с суммой и перезвоню.

Посчитал, и получилось, что нужно $50000. Это, чтобы изготовить оборудование, закупить материалы, полностью завершить подготовку производства. Тогда, в 80-ых, это были огромные деньги, я совершенно не рассчитывал на то, что мне их дадут. Но я позвонил, раз обещал, и назвал сумму.
- Если у тебя будет $50000, ты сможешь выполнить наш заказ?
- Да.
- Скажи номер своего банковского счёта.
Через три дня деньги были на моём счете — я не подписал при этом ни единой бумаги! Всё на доверии. Половину этих денег я вернул им в том же году, вторую половину — в следующем. Я продолжал делать для них бланки, пока не продал свою фирму в 1997 году. Вот так начиналась G.Loomis.

НОВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ

Полгода я в муках разрабатывал новое оборудование для изготовления бланков. Я привлёк весь свой прошлый опыт, все знания и навыки механика, чтобы оно получилось наилучшим.
При изготовлении бланков графитовый материал нужно оборачивать вокруг стального мандрела под очень высоким давлением. В то время стандартом в отрасли было давление 40 psi (фунтов на квадратный дюйм). Но при таком давлении иногда оставались пузырьки воздуха между слоем графита и смолой, из-за чего бланки потом ломались. Под нагрузкой на бланк действуют разнонаправленные силы — комлевая часть подвергается сжатию, вершинка, изгибаясь, — растяжению. Нужно принимать во внимание не только эти силы, но и поперечную деформацию. Бланк — это полый объект, имеющий в сечении форму окружности. Но когда к бланку приложена сила, изгибающая его, эта окружность стремится принять форму овала, и если усилие будет значительным, бланк сломается. Именно здесь воздушные пузырьки и становятся проблемой — они уменьшают прочность бланка на изгиб. Зная это, мне так важно было получить такое оборудование, чтобы при производстве накатывать препрег на мандрел под гораздо большим давлением, чем обычные 40 psi, с тем, чтобы выдавить все пузырьки воздуха из материала. Разработанное мной оборудование развивало давление 250 psi при накатке материала, причём, давление прилагалось равномерно по всей длине бланка. В результате у меня получались бланки более лёгкие, с большей плотностью, они были прочнее любых других, выпускавшихся в то время.

ПРОДАЖА G.LOOMIS КОМПАНИИ SHIMANO

Одно время я поставлял бланки почти всем фирмам, которые собирали и продавали удилища, но не имели собственного производства. То был хороший бизнес, со многими, кто заказывал тогда у меня бланки, я сохранил дружеские отношения до сих пор. Я и сейчас с удовольствием бы поставлял им бланки, сделанные мною в США — всё таки, это дополнительные рабочие места у нас в стране.

В 1995 году врачи поставили мне диагноз — рак простаты. Я не поверил и обратился в Mayo Clinic, чтобы они провели обследование. Там не только подтвердили, что у меня рак, но и сказали, что уже распространились метастазы в прилегающие области. Последовали 37 сеансов радиотерапии. Мне внедрили 91 радиоактивный микро-излучатель в простату и наблюдали за развитием процесса. Показатель PSA (простат-специфический антиген) стал понижаться, но вскоре снова пошёл вверх. И тогда врачи объявили, что мне осталось жить 18 месяцев.

Я понимал — чтобы оставить семье средства на жизнь, лучше продать фирму сейчас, сразу. Вот так я решил продать G.Loomis в 1997 году. Было несколько предложений, некоторые из них — более выгодные в финансовом плане, чем предложение от Shimano. Но я продал фирму именно им, поскольку ещё с 60-ых годов ловил их катушками, и мне казалось логичным, чтобы производитель лучших катушек приобрёл фирму, производящую лучшие удилища. В Shimano гарантировали, что не будут проводить реорганизацию моей фирмы пять лет; персонал G.Loomis был, как семья, и я хотел быть уверенным, что сотрудники не потеряют работу.

Как часть сделки, они подписали со мной контракт на три года, согласно которому я становился консультантом фирмы. Со стороны Shimano предлагался контракт на пять лет, но я сказал, что вряд ли протяну столько. Обернулось так, что оставался я с ними десять лет, всё время пытаясь разъяснять им, в чём суть, смысл и идея брэнда G.Loomis.
Поначалу фирма действительно продолжала идти своим путём, но со временем корпорация Shimano стала всё менять в G.Loomis. Я видел, что ситуация для меня и для коллектива становится стрессовой — на работе людям приходилось балансировать между двумя центрами влияния, которые пытались направлять их в разные стороны; они были по-человечески преданы мне, но зарплату-то им платило руководство Shimano. Я понял, пришло время мне уйти. Так будет лучше для всех.

НА ЗАЩИТЕ ПРИРОДЫ

Это были хорошие десять лет… У меня было достаточно времени, чтобы заниматься возрождением популяции лосося. Я всегда любил эту рыбу, но никак свою любовь не проявлял — если только вы не считаете проявлением любви подачу её на тарелке к обеду. Я чувствовал, что пора возвращать свой долг лососю. В 1995 году я и ещё пять рыболовов создали организацию, которую назвали Fish First. Цель была такая — добиться, чтобы лосось снова заходил в Cedar Creek.

Кижуч (Coho salmon) там практически исчез, дело дошло до того, что зашли только 32 особи. Мы искренне хотели вернуть рыбу. В 1995 году мы, группа друзей, обратились Департамент рыбных ресурсов и живой природы штата Вашингтон (WDFW) с предложением провести работы по оздоровлению среды обитания кижуча, улучшению кормовой базы, запустить рыбу. В WDFW поинтересовались — а почему вы выбрали такую убитую речушку, как Cedar Creek? Мы ответили — если она убитая, то у нас ничего и не получится, позвольте нам попробовать. Они согласились. Мы взялись за работу, и через десять лет, в 2005 году вместо 32 особей в Cedar Creek насчитали 16250! Кижуч вернулся.

Радовались мы недолго. Промысловики быстро узнали, что тут такой ход рыбы, и начали ставить сети. Мы поняли, что нужно заняться ещё и вопросами коммерческого рыболовства. Выясняли, как можно влиять на законодательство в части рыболовства на национальном и местном уровнях, и походу узнали, что есть очень сильная природоохранная организация со штаб-квартирой в Техасе, которая оперирует на Востоке и Юге Штатов. Мы предложили расширить их организацию, охватив и наш Тихоокеанский Северо-Запад, — сейчас у нас 10000 членов в штатах Вашингтон и Орегон, мы лоббируем свои интересы и в столицах штатов, и в столице государства.

g.loomis north fork compositesНОВЫЙ СТАРТ

Я покинул G.Loomis и стал заниматься делами одной фирмы, которая частично мне принадлежала. Фирма выпускала товары для нахлыстовой ловли, а также спиннинговые приманки. Приманки, по замыслу, должны были теперь продаваться, как мои именные. Это не понравилось Shimano. Они заявили, что вместе с фирмой купили права на брэндовое имя G.Loomis, это их собственность, они через суд запретят мне пользоваться им, как торговой маркой. Как развивались события, — то уже, наверное, тема для отдельного рассказа, я не готов пока объяснить всё в деталях. Но если коротко — они подали на меня в суд. Я извёл $300000 на судебные издержки, я был истощён тяжбой, и в итоге мы пришли с Shimano к соглашению относительно того, как я могу строить свой бизнес дальше, что я могу делать, не нарушая их интересов, а чего не могу.

И это хорошо. Как только я покинул G.Loomis, сотни разных людей звонили мне, предлагали вернуться в бизнес, который сделал меня тем, кто я сейчас есть — снова изготавливать бланки для родбилдеров. И это самое лучшее, что я могу сделать сейчас. Я снова готов производить самые лучшие бланки в мире, на которых будут собираться лучшие в мире удилища. Не так плохо для парня, которому десять лет назад оставалось жить полтора года!

ПОБЕДА НАД СМЕРТЕЛЬНЫМ НЕДУГОМ

Мне захотелось поехать в Африку на охоту, отметить так день рождения. В Замбии мы забрались в самую глухомань. Там мой друг решил сделать мне подарок — когда мы вечером вернулись с охоты в лагерь, меня дожидались местный знахарь-колдун, его ассистенты и миссионер. Колдун с ассистентами принялись петь и стучать в барабаны. Колдун впал в транс и что-то сказал миссионеру. Миссионер спросил меня — не буду ли я против, если колдун возложит на меня руки? Спрашивает потому, что там эпидемия СПИД. Я ответил: «Пожалуйста! Со СПИДом я могу прожить лет пять, а мне доктора оставили только полтора года».

g.loomis north fork compositesВыглядело всё действо, как в статьях из старых журналов National Geographic. Из транса колдун вышел, весь обливаясь потом. Он снова что-то сказал миссионеру, а тот передал мне: «Он говорит, что у вас всё в порядке со здоровьем, болезнь только в самом низу живота».
«Кто это ему рассказал?» — спросил я.
«Сам я не знаю, чем вы больны. И не представляю, кто тут может говорить на его диалекте» — ответил миссионер. «Если вы придёте в его хижину завтра, он даст вам лекарство. Принесите три чистых бутылки».
На следующий день мы пошли в деревню, где жил колдун, и нашли его хижину. Вошли… Там не было ничего, что напоминало бы вчерашний сеанс. Стояли три глиняных горшка, из каждого он налил жидкость в мои бутылки. Налив, дал своему помощнику отпить немного из каждой бутылки, — не знаю, или для того, чтобы показать, что это не смертельно, или то была часть ритуала? Через миссионера он сообщил мне свои инструкции по применению лекарств.

«Сколько я должен за лечение? Как с ним рассчитаться?» — спросил я миссионера.
«Дайте ему 10 долларов, это будет нормально».
Я дал доктору $10, и ещё купил для деревни 600 фунтов риса. Я глядел на бутылки со знахарскими микстурами и спросил жену, что она по этому поводу думает?
«Они занимались лечением тысячи лет до нас…» — сказала Сьюзи.
Я стал пить те лекарства и регулярно принимал их следующие 16 дней. Ясно, что это была тема для постоянных шуток, но когда по приезде я показался своему доктору, он сказал, что PSA упал с 7,2 до 6,5. Про африканского колдуна я ему ничего не сказал…
Через два месяца я снова был у доктора — PSA был уже 5,8. Я снова промолчал…
Ещё через два месяца уже было 4,2. И тогда я рассказал врачу про колдуна…
«Что вы про это скажете, доктор?» — спросил я.
«Как хотел бы я знать, что было в тех бутылках…» — ответил он.

g.loomis north fork compositesNORTH FORK COMPOSITES

Гэри Лумис, его сын Brad и Jon Bial тяжело трудились, запуская фирму по производству бланков, уже четвёртую для Гэри. Дело шло без огласки. И вот, North Fork Composites — уже реальность! Итак, что же Гэри Лумис для нас приготовил?

Мы будем создавать бланки, которые будут функциональными рыболовными инструментами, выполняющими ту работу, для которой они задуманы. Большинство компаний делают удочки, которые ловили бы покупателей; мы будем делать такие, которые будут ловить рыбу.
Мы привлекаем лучших профи-рыболовов для разработки специализированных бланков. Они точно знают, какой инструмент хотели бы иметь, мы опираемся на их опыт. Например, если я делаю бланк для ловли тарпона, то привлекаю опытных гидов, специалистов именно в ловле тарпона. И я упорно работаю с ними, чтобы добиться в бланке идеального соотношения «action» и «power», соответствующего технике их ловли.

В своё время я продавал бланки тысячам родбилдеров и большинству компаний, собиравших удилища на заказных бланках. Если я делал бланки фирме для продажи под её логотипом, я держал в секрете индивидуальные особенности бланков, это были их удилища. На такой подход заказчики должны рассчитывать и сейчас. Когда ко мне обращались заказчики, и они просили изготовить для них «вот такой бланк», то есть, копию того, что уже продаёт другая фирма, я предлагал — давайте выясним, что вы хотите иметь? Какое удилище, для чего? Мы долго беседовали, и всегда оказывалось, что они хотят уже что-то немного другое, своё, индивидуальное. Я делал несколько тестовых бланков, отсылал им, и мы начинали успешно сотрудничать. Я скучаю по тем временам, по тем людям. Мы должны возобновить старые связи. Повторю — это рабочие места для людей в США.

ПРОИЗВОДСТВО БЛАНКОВ В NORTH FORK COMPOSITES

Рынок всегда в движении. Иногда это движение позитивное, иногда это маркетинговая суета ради оживления торговли. Уже давно я делал много бланков из борона, но ни на одном из них не поставил своё имя. Борон — это не лучший бланк, это просто свежий повод поговорить.
g.loomis north fork compositesВ North Fork мы начинаем с того, что гарантированно работает, в чём я уверен. Параллельно будем подключать новые материалы и технологии. Одна из главных задач — найти надёжных поставщиков качественных материалов. Это — ключевой вопрос. Я долго был вне бизнеса, не строил сам бланки. Заказал пару партий графита, но вернул поставщикам, — качество меня совершенно не удовлетворило. Я поднял старые связи, поискал и нашёл такие материалы, что пальчики оближешь! Тестирование показывает, что мы подобрали графиты, на 20% превосходящие по характеристикам те, что используют большинство производителей бланков. Это настраивает на оптимистичный лад. С такими материалами я могу ещё немного подработать дизайн и сделать бланки даже лучше, чем планировал. Сейчас проводим исследования, экспериментируем, — мы сделаем бланки следующего поколения, супербланки!

Подпишись на новости