На главную » Все статьи » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ. зарисовки с форелевой лиги

УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ. зарисовки с форелевой лиги

Олег СИЗОН.
УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ ЗАРИСОВКИ С ФОРЕЛЕВОЙ ЛИГИ

НЕ БЛИЖНИЙ СВЕТ
Октябрьские рассветы — ох, не ранние… даже ясным утром первый луч покажется из-за горизонта не ранее семи. Так еще же и 800 км на запад, потому — еще дополнительные 40 минут предрассветного сумрака. Мелькают столбы и полустанки за окном, скоро конечная станция — Ивано-Франковск. Не ближний свет для поездки на рыбалку — но рыбалка предстоит особая. Как здорово проснуться под стук колес и немедленно осознать: сегодня будет настоящий праздник. И завтра. Сегодня и завтра буду ловить царь-рыбу, сегодня и завтра поймаю форель!..

forelНу и тернист же путь любителя этой ловли в Украине. Особенно — того, кто не согласен ловить идеального хищника в прудах, кому кажется скучно и неправильно охотиться за Царицей Струй в стоячей воде… Да и в горах-то не разгуляешься, аборигенная форель-пеструшка у нас — краснокнижный вид, ловля запрещена, штраф немалый. В какой-то мере спасает catch&release, на правильных рыболовов карпатские егеря (не в заповеднике, конечно) обычно смотрят сквозь пальцы. Ну, все же неправильно это как-то, некомфортно. Но вот в начале осени…

В начале осени есть один момент, когда рыболов, безнадежно больной настоящей форелевой охотой в горной реке, все-таки получает свой шанс. Даже два момента, два шанса. Турниры Украинской Форелевой Лиги! Вот наше спасение, вот отдушина и надежда.

forelВ невеликой, но самой настоящей, быстрой и чистейшей, горной речушке Быстрице мы огородим стальными сетями трехсотметровый участок потока, на котором будет все: ровные быстрины и звенящие перекаты, мелководные протоки и глубокая, синяя яма. И выпустим сюда отличную, крупную и сильную форель-радужку, пусть и выращенную в питомнике. Оказавшись в изначально родной стихии, в реке — рыбы вспоминают все, что положено им по роду-племени, расселяются по протокам и приямкам, исследуют акваторию всесторонне и тщательно. Бойкие, активные особи уходят вверх по течению, занимают самые быстрые струи. Уставшие от переезда в баке с аэратором — скатываются в яму, замирая на границе между суводью и быстротоком… Но и те, и другие через пару-тройку часов обживаются, осваиваются на новом месте. И — начинают охоту!

Форели, которых всю жизнь кормили комбикормом-пеллетсом, быстро превращаются в речных хищников. Им на роду написано питаться рыбками и насекомыми, не пропускать ни червя, ни гусеницу, упавших на поверхность потока. Здесь не так уж много естественного корма — но вдруг в воде, как по сигналу, появляются блестящие и шустрые мелкие рыбки, черви, длинноусые рачки. Все это — яркое, броское, заводное… рыбы еще не знают, что вся эта благодать означает начало иной игры, где каждая из них — не охотник, но добыча. Начался турнир Лиги, началось наше время.

В этом году мне впервые посчастливилось принять участие в двух этапах УФЛ, двух захватывающих дух битвах лучших охотников за форелью, собирающихся в Прикарпатье дважды в год, в начале осени. Очень было легко год назад делиться первыми впечатлениями от знакомства с этой экстраклассной ловлей, фонтан эмоций бил на лист и нужно было лишь чуть-чуть оформить этот поток восторга в мало-мальски внятное повествование. Наверное, здорово будет когда-нибудь сочинять отчет о каких-то спортивных успехах, если таковые предстоят, о выигранных турнирах… но сейчас до этого еще очень, очень далеко. Победы пока даже не угадываются…

Мне только предстоит шаг за шагом одолеть лестницу форелевой науки, она кажется неохватной и неприступной — но глаза боятся, а руки делают. Пока еще не до борьбы с коллегами-спортсменами, сейчас мой главный соперник — стремительная серебряная хищница с радужным отливом по бокам. Она то охотится активно и жадно, то вдруг капризничает и воротит нос от только что желанной приманки… то занимает легко читаемые точки, то вдруг обнаруживается в совершенно неожиданном месте. Игра разбита на восемь туров по часу — и каждый из них несет свое содержание, читает свой урок. Вот эти уроки я сейчас и учу, и записки эти — моя рабочая тетрадь. Просто чтоб помнить пройденные ступени, чтоб повторять. И совсем чуть-чуть — чтоб поделиться с вами восторгом постижения этой трудной, но такой прекрасной науки форелевой охоты stream…

В этих заметках не ищите ни строгой хронологии событий двух турниров Лиги — 2014, ни репортажной информации. В них не будет подробностей спортивной борьбы, не прозвучат имена чемпионов и не будут оглашены результаты. Все это доступно интересующимся рыболовным спортом — а кто не интересуется, тем и ни к чему. Здесь — лишь немного техники, чуть-чуть тактики. Наверняка — много ошибок. Запишу и их — чтобы потом возвращаться, отыскивать и устранять, чтобы двигаться дальше. И не без того, конечно, чтобы еще и еще раз вспомнить восторг каждого нового небольшого открытия, новой покоренной ступеньки, которых еще так много остается впереди…
Но начать нужно все равно с самого начала. С дикой форели-пеструшки.

ПСТРУГ!
С пеструшки — потому что эта река по праву первородства принадлежит именно ей. Конечно, в Быстрице водятся голавли и подусты, много гольяна и быстрянки, наверняка этот перечень видов не полон. Но, разумеется, на вершине рыбьего сообщества находится хищник — популяцию пеструшки не смогли уничтожить местные браконьеры, а с экологией в этих краях дела обстоят более-менее прилично. Форель есть в реке! Именно дикая, аборигенная форель-пеструшка, brown trout, пструг. Конечно, ее мало — но это правильная рыба, она занимает именно те точки, в которых дикой рыбе стоять положено, в которых она, при должном понимании ситуации, легко вычисляется и вполне успешно ловится. Пеструшка мелка, ее основная масса — тридцатиграммовые рыбешки. Но попадаются и двухсотграммовые бонусы, очень редко — граммов до четырехсот. До запуска радужки есть несколько часов — можно успеть половить пструга, поставить руку на забросах и проводках, вспомнить подзабытую за год науку быстрых струй.

Лучшее место для охоты за дикой форелью — мелководные «горки»-перекаты. Лучшая приманка — некрупная, но увесистая вертушка, лучшая проводка — маятниковая, «на снос». Такие выводы сделали мы с Олегом Котоманом за несколько утренних часов перед вторым туром Лиги-2014, и они вполне сходятся с моими уроками прошлого года. Речка срабатывает свой уклон неравномерно, участки быстротока разделены относительно короткими (от 20 до 100 метров) перекатиками, где, на первый взгляд, все прозрачно и абсолютно безжизненно. Всего 20-30 см живой, звенящей воды над желтоватым каменным ложем. Но этого — достаточно!

Особенно хороши такие «горки», по которым тут и там разбросаны камни чуть покрупнее, чем общий фон. Даже если они не достают до поверхности, не создают видимых издалека завихрений — все равно за ними стоит сильная, бойкая рыбешка, контролирующая из своей засады близлежащую часть водного потока. Это удобно — потому что он несет живность, уже вымытую из-под камней, легкую добычу. В таких местах рыболову даже не нужно особо прицеливаться, подавая приманку к конкретному камешку, достаточно простой проводки на снос. Главное — контроль работы блесенки и ее положения в потоке: на начальном участке проводки, пока приманка движется почти поперек потока, подмотка еще довольно быстрая. Но по мере сноса блесны угол между направлением ее движения и потоком уменьшается почти до нуля — и в той же мере замедляется проводка, вырождаясь в конце в простое удержание приманки на фиксированной дистанции. Контролировать проводку удобнее на шнуре — так лучше ощущается частота вращения блесенки и сила ее сопротивления.

Очень хороши в этой ловле крохотные классические вертушки «Пегас» — но отлично работает и Niakis с асимметричным сердечником, и другие, правильно огруженные модели. Если нам удалось сохранить более-менее стабильное вращение блесны на всем протяжении проводки, если сочетание ее массы и упористости лепестка позволяет приманке оставаться в толще воды — поклевка будет обязательно, на каждой из обловленных «горок» мы с Олегом, как минимум, получали несколько контактов — атак, сходов. Конечно, и результативные поклевки случались, и не так уж мало. Удар! И на конце шнура, разбрызгивая капли-искры, начинает крутиться ярко-желтое колесо подсеченной хищницы. Есть рыбка, есть! Это здорово. Даже мелкая форелька легко освобождается от безбородочного крючка и уплывает шустро, без видимых повреждений (отпускаемая крупная форель выглядит гораздо более измотанной и обессилевшей). Удирай скорее, попадайся в следующий раз, через год — и подрасти, пожалуйста, к нашей следующей встрече…

ЗДРАВСТВУЙ, ФОРЕЛЬ — ЦАРЬ-РЫБА

Но вот тренировке и конец — участок реки огражден, на берег выкатывается рыбовозка. В ее контейнерах прибыли те рыбы, которые на короткое время обеспечат в зоне соревнований настоящее изобилие достойнейшей добычи. Штук по 25 на брата — не шутка, всем хватит. Баки и ведра готовы, можно начинать запуск.

Каждый раз — это отдельное, волнующее шоу. Главная интрига — в размере рыб. Крупные «батоны» массой до полкило и более дают невероятно драматичное вываживание — но в штуках их (на закупленный вес) получается заметно менее, результативность тура существенно уменьшается, появляются и множатся «нули». Все спортсмены мечтают о некрупной рыбе — форельки граммов по 300 сопротивляются отлично, клюют бойко, и дают гораздо более высокие значения в колонке «количество» после каждого мини-тура. Кто у нас там сегодня, радужка? Или, может быть, гольцы, или даже искусственно выращенная крупная пеструшка?

форельВ поведении каждого вида есть свои нюансы, известные мастерам. Начинающие форелятники еще путаются в этих тонкостях — кто быстрее «отходит» от перевозки и запуска, адаптируется и начинает питаться? Пеструшка или радужка? Как-то это надо учесть в тактике, и еще не забыть что один вид может от точки запуска двинуться к верхней сетке, другой — будет скатываться преимущественно к нижней… К счастью для нас, неофитов, в последнее время организаторы стали закупать радужную форель, только ее, и никакого разнообразия видов. Вот они, наши «батончики»! Сегодня — чуть покрупнее, чем в первом этапе, 300-400 граммов. Тугие тела хищниц будто распирает энергией, в них угадывается жадность и скорость, рыбы тяжело плюхаются в бадейку, из которой мы аккуратно разбираем их по ведрам.

Оказавшись, наконец, в реке, форели замирают на миг, удерживаясь против течения, ошеломленные пересадкой из темного, тесного бака в сверкающий поток — но, как и подобает идеальному хищнику, почти мгновенно вникают в обстановку. Секунды — и темные силуэты уходят от берега, не столько вглубь — сколько вдаль. Теперь мы дадим рыбам пару часов на окончательную адаптацию — а потом начнется рубка. Скорей бы.

NIAKIS

Все свои форелевые турниры я пока начинаю одинаково: классической трехграммовой вертушкой Smith Niakis. Просто расклад такой: стартовый жребий мне выпадает далеко за первой десяткой, и в местах, кажущихся самыми перспективными, уже не остается свободных секторов. В такой ситуации я говорю себе: лучше я встану в лучший сектор из худших, чем в худший из лучших! И иду искать суводь у противоположного берега. Обычно нахожу — нашел и сегодня. Здесь река наиболее широка, основной поток идет у противоположного берега, а от середины начинается мель, абсолютно неинтересная, прозрачная, пустынная. Ловить нужно на выбросе — очень точно уложить приманку в крохотное углубление левого берега, и немедленно включить ее потяжкой. Рыба обязательно будет на границе суводи и струи — мне нужна хотя бы одна, чтобы более-менее успешно «закрыть» невыгодный старт.

форельПроще всего добросить туда Niakis: легендарная блесна чудесно летит и мгновенно заводится, безупречно держит струю. Пока рыба не избалована предложениями более изысканных лакомств — классика работает отлично, не подведет и сейчас. Так получилось, что и в первом туре Лиги, и во втором — я начинаю Игру в одном и том же, 15-ом секторе. И начинаю ее одинаково. Свисток — вертушка уходит к дальнему берегу, и приводняется почти безупречно.

Помнится, в первом туре мне повезло сразу — желанная поклевка случилась на первых же забросах, рыба села на крючок в самом начале проводки, слегка уперлась, но потом внезапно «пошла на поводу», абсолютно не сопротивляясь. Вот моя добыча уже на мели, до берега остается метров пять — но поведение форели абсолютно нетипично, она не упирается, в этом есть какой-то подвох? Точно, рыба чуть пошевелила головой и продолжила свое движение к берегу уже без блесны. Развернулась и ушла на струю.

Некогда размышлять, в чем тут дело — скорее всего, виновата жесткая снасть (по прошлогоднему опыту я начал ловить со шнуром, еще не разочаровавшись в нем). Она же не одна была здесь? Лихорадочно прочесываю суводь, но поклевки больше нет. Соседний сектор свободен, условия ловли практически идентичны. Заброс — ура, снова форель на крючке, и на этот раз удача на моей стороне. В тот раз старт получился быстрый и успешный. А вот через месяц…

Через месяц расклад по старту повторился в точности. Снова 15-ый, снова трехграммовый Niakis, на счету которого уже числится несколько удачных «парковок» желанных рыб. Но он прикреплен уже не к шнуру — теперь я предпочитаю леску (обязательно объясню, почему, но чуть позже). По уже проверенной траектории блесна уходит к противоположному берегу — но реакция на первую ее проводку очень неожиданна для меня. Пристроившись к вертушке еще в глубине и не отставая от нее на мели, буквально высушив спинной плавник и, наверное, касаясь брюхом камней, за приманкой следует отличный «батончик»! Но — именно следует, а не преследует… Рыба не проявляет ни малейшего желания атаковать блесну. Приблизившись на опасное, по ее мнению, расстояние, форель отказывается от продолжения прогулки и уходит обратно на струю, двигая перед собой заметную волну по мелководью. Что-то ей не понравилось — приманка, подача? Второй, третий, пятый заброс — никакой реакции.

forelСтандартная реакция — переход в соседний сектор, это понятно. Тишина, и тишина еще дальше. Полтура — я с нулем. Смещаюсь в начало зоны — здесь полавливают, но вяло, и мне по-прежнему не достается ничего. Не засиживаясь, перебираю свободные секторы… рыба неактивна, и я не вижу варианта лучше, чем снова встать в своем стартовом. Рыба была здесь, и должна еще быть. Только вот Niakis сменю на иной — тоже трехграммовый, но с золотым лепестком. На тренировке пеструшка вроде бы охотнее брала желтенькие вертушки — может быть, это общее правило для сегодняшнего, яркого и солнечного, дня?

Да, это верное решение. За пять минут до конца первого мини-тура моя блесна остановилась у противоположного берега, в самой струе — и ни туда, ни сюда. Камни, коряга? Не-ет, торопиться не нужно. Много раз я слышал от коллег истории, как они принимали за зацеп крупную форель, севшую на крючок далеко от берега. Теперь, кажется, моя очередь. Точно — я замечаю, что мой контакт все же не стоит на месте, а очень медленно движется против течения. Ну, наконец-то. Форель не выдерживает, скатывается вниз и влево, подчиняясь тяге удилища, и последующее вываживание обходится без драмы. Есть, в сачке. Не подвел желтенький Niakis!

Я в очередной раз убедился: при невыгодном старте можно и нужно начинать Игру с этой классической блесны, обходя с ней малоперспективные, на первый взгляд, секторы. Где-нибудь да обнаружится активная форель, еще не озадаченная огромным разнообразием предлагаемых спортсменами приманок… Теперь вот еще небольшой узелок: если не получается сразу — стоит перебрать расцветки лепестка и сердечника, благо ассортимент цветовых схем у производителя приличный. Пожалуй, и коллекцию Niakis’ов стоит расширить, четырех блесенок явно маловато на все случаи жизни. Вертушка предельно проста в работе, отлично летит и мгновенно заводится, четко держит струю даже на сильном течении и малой глубине. Идеальная «приманка первого часа»? Может быть. А может, у нее откроются и иные грани…

ШНУР? НЕТ. ВСЕ ЖЕ — ЛЕСКА

Многое поразило меня до глубины души на первой форелевой Игре (год назад, на отборах в Сборную для участия в ЧМ-2014). Но одним из самых ярких впечатлений, конечно же, стало безумное сопротивление подсеченной добычи.

Высокие свечки, да не единичные — каскады свечек, как после подсечки, так и непосредственно перед сачком! Кажущийся неисчерпаемым запас сил стремительной рыбины, снова и снова совершающей мощный бросок от берега, выписывающей немыслимые петли вокруг опущенного в воду подсака… Только после того, как прошел первоначальный восторг, я начал соображать: что-то тут не так. Фонтан эмоций при вываживании — это прекрасно, это мощнейший стимул для того, чтобы вновь и вновь выходить на старт форелевых турниров… но, чтобы показать в них хоть мало-мальски стоящий результат, необходимо уметь обходиться с рыбой как можно надежнее — а, значит, предельно минимизировать все эти ее каскадерские трюки. Действительно, если повертеть головой, замечаешь: у многих, не в пример более опытных, коллег подсеченная рыба ведет себя гораздо спокойнее и тише, попадает в подсак быстрее и надежнее. Это эффективность — в спорте ценится именно она, а восторг и зрелищность борьбы лучше оставить для видеосъемки. Собственно, часть приемов эффективного вываживания речной форели я начал осваивать еще тогда, год назад. Стало понятно, что:

- выкачивание рыбы удилищем с использованием катушки только для подбора отвоеванного шнура неуместно. Интенсивность хаотичного движения борющейся за свою свободу сильной рыбы настолько велика, что при такой технике совершенно невозможно обеспечить постоянное (и значительное!) напряжение снасти. Тем более, что рыба подсечена безбородочным крючком… Спасает только мощная, безостановочная и равномерная тяга — ее можно обеспечить лишь при непрерывном «выкручивании» рыбы катушкой. Особо важна при этом безукоризненная работа фрикциона и его верная настройка — ну, первое обеспечивает достаточно высокий класс катушки, а второе приходит с опытом;

- практически всегда правильное положение удочки при вываживании — вершинкой вниз, к самой воде. Склонность форели к «свечкам» заставляет использовать все возможности для их предупреждения — ни в коем случае нельзя провоцировать прыжки тягой вверх;

- единственный способ надежно подсачивать форель — это брать ее накоротке, на предельно вымотанной леске, когда до вершинки удилища остался буквально метр, а то и менее. Попытка взять рыбу на длинной нитке, наводя ее на сачок далеко отведенным за голову удилищем, практически всегда приводит к длительным и чрезвычайно драматичным «загулам» во всех мыслимых и немыслимых направлениях — вверх по течению и вниз, от берега и прямо в камни, в глубину или в воздух, ракетой… Спасает только предельно жесткий диктат, максимальное ограничение свободы подсеченной добычи. И тут правило одно: этой свободы у рыбы тем больше, чем больше сантиметров отделяет ее от вершинки удилища. Рукоять подсака должна быть достаточно длинной (около двух метров), и навык взятия добычи сачком нужно оттачивать до полного совершенства.

Но все это — не главное. Важно, но — не главное. Главный фактор повышения эффективности вываживания форели я обнаружил только с отказом от шнура и переходом на использование лески. Поначалу это дико — как так, джиговать с леской, твичить на ней воблеры, да еще в быстрой струе? Контроля ноль, информации ноль, перекручивание, и вроде бы даже сокращается дальность заброса?..

Ничего подобного. Нужно пробовать. Я попробовал, и вот что получилось. Первая подсечка рыбы на леске, первый «батончик» завозился на крючке. Господи боже мой, да форель ли это вообще? Никакой ярости, никаких прыжков, вообще ничего, подобного тому поведению подсеченной радужки, которое поразило меня год назад, заставив накрепко прикипеть душой к этой сверхэмоциональной ловле. Вначале рыба останавливается — сквозь толщу воды вдалеке просвечивают белые бока, добыча извивается на месте подсечки — но в руке нет того ощущения неконтролируемой мощи, которая вот-вот сокрушит снасть. Все, успокоилась и пошла к берегу, просто пошла на поводу. Чуть поволтузилась перед сачком — но тоже безо всякой экспрессии, все, зачет? Зачет. Отпускаем.

Вываживание прошло на порядок спокойнее, чем обычно, под полным контролем и без надрыва — и это именно то, что требуется на ответственных соревнованиях. Здорово! Еще заброс, и еще… Постепенно выясняется, что контроля, обеспечиваемого леской, вполне достаточно для джига и колебалок. Достаточно его и для успешной ловли вертушкой (конечно, уже не ощущается каждый оборот лепестка, как на шнуре… но, во всяком случае, совершенно ясно, вращается ли он, и чувствуются сбои вращения при касании камней). Как говорится, «зависимость с первой дозы». Но как же все-таки быть с воблерами?..

Третий час первого тура, рыба уже не жрет, что попало, особенно в «проходных» секторах, которые обычно свободны — в них не выстраивается очередь спортсменов. Но форель там есть — просто она игнорирует вертушки на простой равномерной проводке, так славно отработавшие в первые два часа. В прошлом году у меня здорово получилось с воблерами — именно в третьем часу агрессивный твич 46-го «Риджа» против сильной струи «расколдовал» замершую рыбу и позволил отлично разыграть не самый выгодный старт. Но беда — сейчас у меня в руке снасть с леской, я стою в секторе, в котором точно есть рыба, но она уже не ест ни Niakis, ни ин-лайновые ARC-Spinner, игнорирует колебалки и силиконовую нимфу.

Ну что ж, ладно — я креплю к застежке «Комачик», особо не надеясь на чудо. Пару забросов сделаю и перейду, пусть поймает кто-то, более умелый. Воблер пересек уже полреки, вот он вошел в самую «упористую» фазу проводки, почти точно против течения — и вдруг мягкая тяжесть гасит его не слишком активное движение, и отличная форель начинает свою неравную битву с леской и струей! Зачет, и новый заброс — и снова поклевка, снова прекраснейшие мгновения схватки. Три рыбы за остаток мини-тура — прекрасный результат. Я, кажется, снова поймал «волну» — но в прошлый раз отличный клев на воблер продолжался совсем недолго, на сколько же хватит его сегодня? Конечно, в третьем часу я бегу стартовать сюда. И, разумеется, у меня в руке воблерная снасть. Я даже оптимизировал ее, заменил удочку на комплект со шнуром, сейчас наваляю «батончиков»!

Проводка — пусто. Еще проводка — я активно «рублю» воблер против струи, ровно в том же ритме, что пойман в прошлом году, что заставил ожить участок быстротока, казавшийся пустым и бесперспективным. Есть контакт! Но это не поклевка, просто серая тень вышла за воблерком к берегу и отвернула, отказавшись от атаки. Еще раз — история повторяется, и повторяется в третий. Она не берет! Не берет воблер, который анимируется вроде бы строго по науке, правильной короткой (61) удочкой, на предельно жестком шнуре…

Рассуждать и строить логические цепочки некогда — действую грубо и просто. Бегу в центр и без раздумий меняю снасть снова на лесочную, с более длинным и мягким удилищем (74) совершенно не твичингового типажа. Сектор мой свободен — я вел себя тихо, не показал коллегам наличия рыбы в нем, и теперь имею возможность довести до конца свой чистейший эксперимент. Заброс, выход воблера на нужную траекторию — и тут же уверенная потяжка нагружает кончик удилища, стремительная «змейка» севшей на крючок рыбы ставит в экспресс-исследовании точку. Твичить форелевые минноу на леске не только можно — нужно, чёрт побери!

«Выход» форели случился в очень неудобном месте — заработал участок, на котором река ненадолго разделилась на два рукава. Конечно, она клюет в дальней протоке — поклевки увесистых рыб следуют одна за одной, но вываживание сверхсложное, потому что надо как-то переправить подсеченную рыбину через почти что сухую галечную отмель шириной метров шесть-восемь. Я на коне — поскольку оказался в нужное время, в нужном месте. И еще — потому, что у меня в руках лесочная снасть!

форельНечего было бы и думать перекатить это сумасшедшее серебряное колесо, хаотично кувыркающееся на моем (безбородочном) крючке через все эти камни, используя шнур — поскольку малейшее прослабление снасти означает немедленный сход. Но моя рыба — на леске, и я настолько спокоен за исход борьбы, насколько это вообще возможно в столь экстремальных условиях. Леска — она же пружина, постоянно растянутая, она никогда не ослабнет, если я не совершу какой-нибудь явной глупости. Да еще и удочка согнута прилично… одну за другой я переправляю рыб через мель и паркую в сачок. Всего пара сходов, это сущие пустяки для таких жутких условий вываживания. Результат — семь рыб. Жизнь прекрасна!..

Наверняка я еще вернусь когда-нибудь к работе со шнуром — уже понятно, что глубины форелевой ловли stream поистине неисчерпаемы, и на каком-то этапе постижения этой науки снова найдется работа и плетенке, с учетом ее информативности и сверхдальнего вылета. Но пока мой вывод однозначен, на ближайшие несколько турниров снастью «по умолчанию» будет именно лесочный комплект. Меня полностью устраивает качество анимации всех типов приманок, обеспечиваемое такой снастью — и чрезвычайно радует резкое снижение «градуса противостояния» между мной и моей рыбой при вываживании ее на леске. Конечно, есть нюансы в настройке всего комплекта — несколько иное удилище, иные условия работы катушки. Кстати, о снасти…
Продолжение следует.

Подпишись на новости